Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Мария Якунчикова-Вебер. «Непоправимое» (L’Irreparable).  1893–1894. Фото: Государственная Третьяковская галерея

К 150-летию со дня рождения художницы Государственная Третьяковская галерея подготовила ретроспективу Марии Якунчиковой-Вебер (1870–1902). Удивительно, но это первая персональная выставка, которая представляет ее творчество в полном объеме: более 60 живописных работ, около 10 произведений декоративно-прикладного искусства, 60 акварельных этюдов и пастелей, а также уникальные фотографии из архива художницы и ее мужа Льва Вебера.

В ряду женщин, составивших славу русского искусства рубежа XIX–ХХ веков: Анны Голубкиной, Анны Остроумовой-Лебедевой, Зинаиды Серебряковой, Александры Щекатихиной-Потоцкой, имя Марии Якунчиковой, пожалуй, менее известно. Во многом это связано с ранней кончиной (она умерла в 32 года), а также с тем, что большую часть жизни Якунчикова прожила за границей — сперва во Франции, затем в Швейцарии, где и хранился долгое время у наследников значительный корпус ее произведений. В 1905 году в рамках второй экспозиции Союза русских художников в Москве была проведена посмертная выставка работ Марии Якунчиковой-Вебер. Еще через пять лет женевский Музей Рат представил экспозицию Марии Якунчиковой-Вебер и ее сестры Веры Вульф. А дальше, можно сказать, тишина, если не считать громкой продажи на лондонском аукционе Christie’s в 2011 году ее картины «Колонны во Введенском» за £690 тыс. ($1 млн). C тех пор произведения Якунчиковой, которые наследники выставляли на торги, пользовались неизменным успехом у коллекционеров.

Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Мария Якунчикова-Вебер в Введенском. 1897. Фото: Лев Вебер/Государственная Третьяковская галерея

Однако в полной мере историческую справедливость призвана восстановить выставка в главном музее отечественного искусства, представив широкой публике творчество одной из первых в России женщин, получивших профессиональное художественное образование. Мария Якунчикова родилась в купеческой семье, тесно связанной родственными и дружескими узами с Третьяковыми, Мамонтовыми и Поленовыми (ее старшая сестра Наталья вышла замуж за Василия Поленова). Юная художница сформировалась во многом под влиянием Абрамцевского кружка, а также Елены Поленовой, с которой она дружила и обменивалась письмами на протяжении многих лет. Из-за слабого здоровья Якунчикова была вынуждена сменить климат и в 1889 году уехала во Францию, где поступила в парижскую Академию Жюлиана. С тех пор она бывала в России лишь наездами, но неизменно тосковала по родной природе, традициям, культуре. «Сколько соку, сколько вдохновенья в России и насколько ее видишь колоритней и интенсивней после долгого отсутствия — прелесть, как это хорошо», — писала она в одном из писем Елене Поленовой.

Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Мария Якунчикова-Вебер. «Страх» (L’Effroi). 1893–1894. Фото: Государственная Третьяковская галерея

По формальным признакам искусство Якунчиковой совершенно европейское. Тут можно обнаружить элементы импрессионизма, модерна, символизма и даже зарождавшегося тогда экспрессионизма — чего стоит ее акватинта (гравюра на меди) 1893–1894 годов «Страх», которая мгновенно воскрешает в памяти знаменитый «Крик» Мунка, созданный в то же время! Однако по сути творчество художницы стало едва ли не самым ярким воплощением пресловутого русского стиля. Сергей Дягилев, одним из первых разглядевший талант Якунчиковой и заказавший ей обложку для издаваемого им журнала «Мир искусства», писал в некрологе: «Она была характерной русской женщиной с типичным русским дарованием, а жить большую часть жизни принуждена была за границей. За творческими силами урывками приезжала в Россию, набиралась „русским духом“ и должна была опять лететь назад… Во всем, что она имела время сделать, она выказала глубину чудесного дарования, чутья и любви к далеким от нее русским лесам, этим „елочкам и осинкам“, к которым она относилась с каким-то благоговением и к которым стремилась всю жизнь».

Третьяковка показывает женское лицо русского модерна

Мария Якунчикова-Вебер. «Из окна старого дома. Введенское». 1897. Фото: Государственная Третьяковская галерея

Как и многие художники эпохи модерна, Мария Якунчикова работала в самых разных техниках и жанрах: живопись, акварель, эскизы для вышивок-аппликаций, игрушек и керамических изделий, книжная графика, цветные офорты и декоративные панно. Последние — настоящее ноу-хау художницы, технику исполнения — выжигание по дереву — она позаимствовала из народного искусства и несколько усовершенствовала (выжженный по дереву контур дорабатывался резьбой, а затем покрывался красочным слоем). Иногда при создании панно она совмещала живопись маслом и текстильную аппликацию, словно предваряя будущие эксперименты авангардистов.

«Она одна из тех, весьма немногих, женщин, которые сумели вложить всю прелесть женственности в свое искусство, неуловимый нежный и поэтический аромат, не впадая при том ни в дилетантизм, ни в приторность…» — столь лестную характеристику дал творчеству Марии Якунчиковой обычно язвительный и резкий в оценках Александр Бенуа.

Государственная Третьяковская галерея, Инженерный корпус
Мария Якунчикова-Вебер
До 24 января 2021

Автор записи