Дело Юлии Цветковой продолжается

Дело Юлии Цветковой продолжается

Дело Юлии Цветковой продолжается

Юлия Цветкова. Фотография из архива художницы

Дело Юлии Цветковой продолжается

Юлия Цветкова, 27-летняя художница из Ком­со­мольска-на-Амуре, 1 мая объявила голодовку. «Я требую открыть мой процесс для общественности, т.к. основания для его закрытия притянуты за уши. Я требую дать мне возможность защищаться всеми законными методами и допустить в процесс общественного защитника. И я требую не затягивать мой процесс. Назначать заседания не по одному в месяц, а чаще», — написала Юлия в Facebook на странице своей матери Анны Ходыревой.

Марина Лошак
Директор ГМИИ им. А.С.Пушкина

«Ее реакции абсолютно гуманистического свойства»

Нам кажется важным отметить, что музей работает внутри пространства искусства. Это особое пространство, в котором есть свои законы, свои болевые точки. Художник особенно остро чувствует пульс времени, общественные проблемы, которые свойственны этому времени, и по-своему старается привлечь к ним внимание. Так действовала и Юлия Цветкова. Ее реакции абсолютно гуманистического свойства, что особенно важно для нашего музея и вообще для людей искусства. Потому что они направлены на уважение к человеческой личности, то есть к женщине, познающей себя и занимающей свое место в мире, изначально построенном не для нее. У нее есть не только личность, но и тело, являющееся продолжением этой личности, у нее есть сексуальность, которой она вправе распоряжаться. Она не обязательно должна быть прекрасной и отвечать сложившимся представлениям. Художники и пытаются своими способами об этом говорить. И на протяжении всей истории искусства подают сигналы обществу — общество же должно их услышать и отреагировать на них. Реакция общества на эти сигналы художника может быть очень разной, но здоровое общество способно к диалогу и проявляет позитивную волю для того, чтобы осмыслить эти сигналы. А музей, находясь на стороне искусства и художника, должен сделать так, чтобы общество было открыто для диалога со своими членами по самым различным, даже очень острым, вопросам.

Юлию Цветкову обвинили в распространении порнографии (пункт «б» части 3 статьи 242 УК) в ноябре 2019 года, в июне 2020-го ей предъявили обвинение. Центральный районный суд Комсомольска-на-Амуре в марте 2021 года закрыл слушания по делу Цветковой, аргументируя это тем, что на слушаниях будут демонстрироваться материалы, которые обвинение отнесло к порнографическим. Эти материалы — публикации рисунков самой художницы и женщин из разных стран в паблике «Монологи вагины» в социальной сети «ВКонтакте», изображающих вульву. Слушания по делу, которые идут до сих пор, начались 12 апреля, и трудно сказать, сколько они продлятся. Седьмого мая Цветкова прекратила голодовку. «О прекращении голодовки меня попросили мама, доктора и защитники», — написала художница.

Дело Юлии Цветковой очень резонансное. В ее защиту выступили общественные и правозащитные организации, публично известные люди (Рената Литвинова, Людмила Петрушевская, Владимир Познер, Ксения Собчак и Ив Энслер, автор знаменитой пьесы «Монологи вагины», давшей имя паблику Цветковой); петиция в поддержку художницы собрала около 300 тыс. подписей. Рисунки Цветковой купил в свою коллекцию Стеделейк-музей в Амстердаме.

Для художественного сообщества это дело особенно важное. Людям искусства очевиден отрицательный ответ на вопрос, являются ли изображения частей человеческого тела порнографией. Они считают невозможным судить человека за рисунки. Поэтому художники устраивали выставки в защиту Юлии Цветковой, удивлялись абсурдности обвинения, подписывали «Совместное обращение к генеральному прокурору РФ о необходимости прекратить необоснованное уголовное преследование театральной деятельницы, художницы и активистки по борьбе за права женщин Юлии Цветковой» (от 12 марта 2021 года). 

«Порнографией является то, что вызывает сексуальное возбуждение. Если у следователей безобидные рисунки Цветковой вызвали сексуальное возбуждение, то надо бы этих следователей отправить на психологическую экспертизу. Если вы почитаете, какие экспертизы у них, — это катастрофа», — сказала художница Айдан Салахова в интервью NEWS.ru.

Пока идут закрытые судебные слушания, эксперты не должны публично высказывать свои мнения, так что в этой статье мы не можем их привести. Но 16 марта на сайте «Эха Москвы» Василий Церетели, исполнительный директор Московского музея современного искусства, вице-президент Российской академии художеств, опубликовал обращение к коллегам — по сути, его экспертное заключение. 

Вот его фрагмент: «Как гражданин Российской Федерации, художник и отец четырех детей, считаю важным обратить ваше внимание на уголовное дело, возбужденное в отношении художницы и педагога Юлии Цветковой. Дело инициировано в связи с материалами, которые Юлия публиковала на ее публичной интернет-странице. Это рисунки и тексты, призывающие к позитивному, ответственному и непотребительскому отношению к женскому телу. Этическая основа ее публичной, по сути просветительской деятельности состоит в том, что женщинам не следует стыдиться индивидуальных особенностей собственной физиологии, зачастую не соответствующих тем стереотипам красоты, которые навязываются рекламой и массовой культурой… Я убежден, что дело, возбужденное против Юлии Цветковой, необходимо прекратить за отсутствием состава преступления, а самой художнице дать возможность вернуться к ее просветительской и творческой работе, которую считаю ценной для российской культуры и общества».

Сейчас судебные слушания по делу продолжаются в закрытом режиме. Но вот что написала нашей газете мать Юлии Анна Ходырева: «Поддержка художественного сообщества влияет опосредованно, все высказывания, которые были, очень важны, они говорят, что у Юли есть поддержка. Она говорит, что Юля не одна. Вчера нам передали привет от Клары Голицыной (московская художница 1925 года рождения. — TANR), это абсолютно бесценно. В деле находятся заключения, которые сделали очень крупные художники. Своим статусом, своей силой, своей верой они показывают: Юля хорошая, то, что она делала, хорошо, Юля нам нужна».

Но не только Цветковой, которой грозит тюремное заключение от двух до шести лет, необходима поддержка. Профессиональная солидарность важна самим художникам и людям, работающим в этой сфере, в утверждении их права на свободное творчество и высказывание. Однако не всегда это осознают. 

«Наше художественное сообщество действительно поддерживает Юлию — появлялись статьи, экспертизы, подписи под письмами в ее защиту. Но на фоне творящегося беззакония их количество ничтожно, недостаточно и показывает, насколько наше искусство не занимает свое место в обществе, не осознает ответственность перед ним», — считает художник Дмитрий Гутов.

Сегодня остается надеяться, что суд примет во внимание все экспертные заключения, которые предъявит защита. Их запрашивала адвокат Ирина Ручко, сейчас ее сменил Александр Пиховкин. Невозможно представить себе, что все слова и акции в поддержку Юлии Цветковой не смогут ей помочь. 

Автор записи