Это фиаско, господа. Движение русских националистов летом-осенью 2017 года

Мы публикуем доклад Информационно-аналитического центра «Сова» о праворадикальном движении в России.

Резюме

Лето и осень 2017 года для политических групп националистов стали, вероятно, одним из самых неудачных периодов за все последние годы. Не оправдались надежды, возлагавшиеся рядом ультраправых на «революцию» Вячеслава Мальцева; провалом закончился «Русский марш», и в целом акции националистов стали разнообразнее по формату, но еще скромнее и по географическому охвату, и по численности; никак не смогли националисты проявить себя на московских муниципальных выборах. Все это происходит отчасти из-за противодействия властей почти любой уличной активности ультраправых, а отчасти потому, что рядовые праворадикалы перестали откликаться на призывы политических групп.

Продолжается процесс дробления ультраправого поля, что усугубляет и без того сложную ситуацию, сложившуюся после раскола по «украинскому вопросу» и арестов или эмиграции многих лидеров. В целом деятельность большинства политических групп националистов происходит по инерции, в то время как автономные праворадикалы заняли выжидательную позицию. «Автономы» все больше сворачивают свое участие в публичной активности, и их деятельность скрыта от глаз постороннего наблюдателя.

 

Традиционные акции

Большинство традиционных акций ультраправых приходится на лето и осень, включая главное мероприятие года – «Русский марш».

Череду мероприятий открывает отмечаемый ежегодно 25 июля «День правого политзаключенного». Пожалуй, единственным городом, где националистам удалось самостоятельно провести не одиночный пикет, посвященный этой дате, стал Калининград. Впрочем, несмотря на участие сразу трех местных движений – Балтийского авангарда русского сопротивления (БАРС), Комитета общественной самозащиты (КОС) и Российского общенародного союза (РОС), на него пришло только 8–10 человек. В остальных городах ультраправым пришлось либо довольствоваться одиночными пикетами, либо кооперироваться с представителями либеральных движений. В некоторых случаях акции и вовсе не удалось провести в задуманном формате. Например, в Самаре местные активисты «Новой оппозиции» и сторонники «Арподготовки» хотели пройти по городу шествием с портретами заключенных, но им помешала полиция – и все свелось к обычной прогулке без символики. Стоит добавить, что те ультраправые, кто принял участие в общеоппозиционном марше «За свободный интернет», прошедший в Москве 23 июля, или в акциях солидарности с ним в регионах, использовали марш как повод для защиты своих «политзаключенных», многие из которых действительно осуждены за публикации в интернете.

Следующая традиционная акция, которую отмечают националисты, – «День памяти жертв этнопреступности», который проводится в выходные, ближайшие к 1 октября (день гибели Анны Бешновой). В этом году проведением «Дня памяти» занялся Комитет «Нация и свобода» (КНС). В Москве мероприятие прошло в районе Жулебино на месте гибели Николая Иванова (спортсмен, который был убит выходцем из Чечни). Около 20 активистов расставили портреты «жертв этнопреступности», положили цветы и зажгли свечи. В аналогичной акции в Санкт-Петербурге на станции метро «Технологический институт» (где 3 апреля произошел теракт) участвовало вдвое меньше активистов КНС. В других городах все свелось к одному одиночному пикету и распространению листовок. Остальные националисты, насколько можно судить, дату проигнорировали. Впрочем, с примерно таким же «размахом» этот день отмечается все последние годы.

Уже начиная с конца лета – начала осени ультраправые начали готовиться к самому важному для них событию года – «Русскому маршу».

Несколько последних лет в Москве главным шествием считался марш в Люблино, организация которого почти всегда проходила в атмосфере ругани и разладов. Этот год не просто не стал исключением, но и, вероятно, побил все предыдущие рекорды скандальности.

Начало очередному витку внутренних конфликтов было положено еще до того, как началась подготовка к «Русскому маршу». В конце августа Партия националистов (ПН) обвинила лидера движения «Черный блок» Владимира (Ратникова) Комарницкого в том, что они являются провокаторами и работают на спецслужбы. Поводом послужил скандал, разгоревшийся после того, как на общеоппозиционной акции «За свободный интернет» активисты «Черного блока» выставили националистов в неприглядном свете: попытались напасть на двух активисток ЛГБТ-движения1. В интернете появились длинные посты и ролики с разного рода заверениями в правдивости выдвинутых против «Черного блока» обвинений, а также видео, в котором один из лидеров ПН Константин Филин публично «вызвал» Владимира Ратникова «поговорить» и «предъявил ему за кураторскую игру»2.

Этот «вызов» в духе криминальных разборок получил соответствующее продолжение. Сначала, видимо, 8 сентября, группа молодых людей из «Черного блока» вместе со своим лидером напали на Филина и еще одного лидера движения ПН Илью Сотникова, которые вышли из офиса ПН. Как сообщалось, в завязавшейся драке В. Ратников получил ножевое ранение руки, а в сторону остальных участников был распылен слезоточивый газ3. Через несколько дней после этого в роли агрессора выступили лидеры ПН, а именно Филин, Сотников, Иван Новиопов и Андрей Петровский, которые явились во двор к Ратникову и потребовали, чтобы тот вышел из квартиры для выяснения отношений. Как это обычно бывает в подобных ситуациях, Ратников вызывал подмогу, и к месту встречи приехали активисты «Черного блока», вооруженные травматическими пистолетами. Из сильно разнящихся описаний происходящего4 достаточно сложно судить, что именно произошло, но дело кончилось дракой один на один между Петровским и Ратниковым без серьезных последствий5.

К «Русскому маршу» этот конфликт имел опосредованное отношение – вплоть до момента, когда Комитет «Нация и свобода» публично пригласил целый ряд организаций вступить в созываемый им московский оргкомитет шествия. Помимо собственно Партии националистов, приглашение КНС, естественно, получило и близкое к нему движение «Черный блок».

Лидеры ПН увидели в этом попытку перехвата инициативы и назвали создаваемый КНС оргкомитет «фейковым». Более того, ПН заявила, что оргкомитет московского марша уже существует много лет и с 2016 года его возглавляет лидер ПН Иван Белецкий, замещающий на этом посту Дмитрия Демушкина, который отбывает тюремное заключение.

Результатом такого поворота событий стало появления двух центров по подготовке «Русского марша» – с КНС и ПН во главе соответственно. Каждый из них регулярно публиковал списки присоединившихся к ним движений и организаций, а также пытался опередить конкурента в согласовании акции.

Вплоть до марша оба движения обличали друг друга в раскольнической деятельности, работе на спецслужбы и провокаторстве Таким образом, тлевший несколько лет конфликт конкурирующих организаций, возникших на обломках запрещенного Объединения «Русские», достиг апогея.

 

Неожиданно в этой ситуации возникла третья сторона – вышедший из Партии националистов Юрий Горский вместе со своим соратником по расколу в «Новой оппозиции» Романом Ковалевым (см. подробнее в нашем предыдущем докладе6). Ковалев тоже подал заявку на проведение шествия в Люблино (Горский не мог быть заявителем, так как находится в эмиграции и является фигурантом уголовного дела), которая, к всеобщему удивлению, 22 октября получила одобрение властей.

КНС выразил готовность примкнуть к согласованной акции, а вот ПН, не готовая к примирению с Горским, начала пугать мэрию перспективой силового прорыва на марш. Белецкий даже пообещал, что его сторонники потом прорвутся и на Манежную площадь, куда он пригласил футбольных фанатов, скинхедов и «радикалов с Кавказа»7. Последнее заявление ему впоследствии неоднократно припоминали противники.

За несколько дней до шествия власти преподнесли националистам еще один сюрприз: на совещании в мэрии 31 октября все заявки неожиданно были объединены в одну, причем сделано это было, насколько можно судить, вопреки воле заявителей. Кроме того, по неясным причинам все организационные вопросы были доверены более радикально настроенным лидерам Партии националистов.

Склоки, противоречивые заявления, попытки выдавить конкурентов из числа соорганизаторов продолжались вплоть до самой акции. Возможно, это послужило одной из причин беспрецедентного снижения общего количества участников – 4 ноября в Люблино приехало всего около 300 человек. Такая численность стала абсолютным антирекордом за все годы, включая даже 2008-й, когда марш был запрещен и Дмитрий Демушкин с примерно 500 активистами устроили несогласованное шествие по Новому Арбату, закончившееся дракой с ОМОНом.

В этом году также не обошлось без проблем с полицией. Еще до начала движения колонн несколько организаторов – Ковалев, Ратников и Владимир Бурмистров, представлявший КНС, – объявили, что шествие отменяется, так как полиция отказывается пропускать часть баннеров. Партия националистов и ее соратники к этому демаршу не присоединились и принялись строить своих сторонников в колонны. В возникшей неразберихе, где одни собираются уйти, другие – остаться, а полиция требует начинать шествие или покинуть огороженную территорию, начались задержания. Группа вытесненных за рамки активистов (около 30 человек) предприняла попытку провести шествие по перпендикулярной улице, но уже примерно через 10 минут ее догнал ОМОН. Большинство участников этой группы, а также несколько человек, просто оказавшихся рядом, были задержаны.

Оставшиеся участники шествия – около 200 человек – прошли по традиционному маршруту. Во главе колонны шли православные хоругвеносцы и активисты Партии националистов. Кроме того, были замечены несколько флагов НСРД «Черное солнце», НРА, флаг КНС, флаг «Новой оппозиции» и несколько флагов «Непримиримой лиги» (автономные ультраправые). С флагом с лозунгом «Узники совести, вы не забыты» шел известный санкт-петербургский неонацист Андрей Линок, возглавлявший в прошлом банду «Линкольн-88». Во время движения был задержан лидер колонны Константин Филин, выкрикнувший лозунг «Мусора – позор России!». В остальном марш прошел без эксцессов и закончился традиционным митингом8.

Явный провал марша вызвал критику всех его организаторов, но, пожалуй, наиболее драматически события вокруг шествия сказались на Партии националистов, против которой выступили не только оппоненты, но и бывшие соратники. Например, известный в ультраправых кругах неоязычник Дмитрий «Див» Мелаш, неоднократно выступавший в поддержку Дмитрия Демушкина, после «Русского марша» записал несколько видеороликов, в которых не только лично назвал лидера ПН Белецкого склочником и плохим организатором, но и обнародовал отречение от ПН троих бывших участников ее оргкомитета – Александра Грузинова, Дмитрия Шахина и Владимира Ростовцева (Глускина). Насколько можно понять, все трое уже достаточно давно отошли от деятельности партии, но теперь из-за несогласия с курсом Белецкого, ставшего, по их мнению, «могильщиком русского движения», планируют официально распустить оргкомитет и уведомить об этом Минюст9.

Помимо шествия в Люблино, в Москве состоялся и альтернативный марш Русского национального фронта, который, как и в предыдущие годы, прошел в районе станции метро «Октябрьское поле». Эта акция прошла традиционно и без эксцессов: маршировали и выступали: Союз православных хоругвеносцев, партия «Великая Россия», Русское имперское движение, движение «За национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны» и т.д., а также «новички» – движение «Право на оружие» и противники абортов. После шествия состоялся митинг, неожиданным спикером которого стал протоирей Всеволод Чаплин. В акции участвовало около 370 человек.

Примечательно, что за счет провала люблинской акции альтернативный марш впервые превзошел по численности основной, хотя количество его участников по сравнению с предыдущими годами почти не изменилось10. Стоит добавить, что СМИ до сих пор уделяют этому шествию в разы меньше внимания, хотя именно марш в Люблино теперь имеет все шансы стать даже более маргинальным.

В регионах ситуация была не лучше. В городах, где традиционно проводили «Русские марши»,, таких как Волгоград, Краснодар, Курск, Мурманск, Петрозаводск, Тула, Ростов-на-Дону, даже не были сформатированы инициативные группы для подачи уведомлений, не были созданы группы или мероприятия в сети «ВКонтакте». Там же, где такие группы появились, акции в подавляющем большинстве случаев не были согласованы.

Более или менее успешно 4 ноября националисты отметили в Екатеринбурге, Новосибирске и Твери, где их мероприятия посетило 100, 70 и 50 человек соответственно. Также в том или ином виде акции прошли еще в 5 городах: Санкт-Петербурге (суммарное количество участников около 35 человек), Вологде (около 10 человек), Пензе (около 20 человек), Пскове (около 10 человек) и Севастополе (около 30 человек), но, как видно из приведенных данных, желающих посетить «марш», набралось совсем немного11.

Таким образом, в этом году акции, помимо Москвы, прошли только в 9 городах, что сделало этот «Русский марш» самым слабо представленным в географическом смысл. Год назад он в том или ином виде состоялся в 11 городах, два года назад – в 23, три года назад – в 36. Напомним, тенденция на сужение территориального охвата и сокращение численности обозначилась в 2014 году, после раскола по «украинскому вопросу» и резкого усиления давления на ультраправую среду. До 2014 года, напротив, география марша устойчиво расширялась год от года, росло и суммарное количество участников акции. Отчасти верно это и для всех остальных традиционных акций, которые, впрочем, начали терять популярность еще до разворачивания конфликта в Украине.

 

Иная публичная активность

Помимо участия в традиционных ежегодных мероприятиях, летом и осенью националисты с разной степенью энтузиазма проявляли и ситуативную уличную активность. В прошлом подобные акции чаще всего носили ксенофобный характер и, так или иначе были направлены против мигрантов. Однако после того, как давление властей на ультраправую среду резко возросло, националисты вынуждены были отказаться от привычной повестки. Одни движения нашли решение проблемы в том, что пошли на сотрудничество с либеральной оппозицией и стали выходить на улицы под общегражданскими лозунгами, другие, в первую очередь те, кто поддержал в свое время «Русскую весну» и разошелся с либералами во взглядах на «украинский вопрос», и вовсе дистанцировались от митинговой активности. Эта тенденция четко обозначилась в 2016 году и сохранила свою актуальность до сих пор. Например, такие организации, как Национально-демократическая партия (НДП) Константина Крылова, Русское имперское движение (РИД) Станислава Воробьева, коалиция Русский национальный фронт (РНФ), группа «Русские СПб» Дины Гариной и Национально-консервативное движение (НКД), почти не выводили своих сторонников на улицы. Даже немногие попытки такого рода (кроме 4 ноября) зачастую встречали противодействие со стороны властей или просто оказывались совсем малочисленными.

Например, РНФ 1 августа намеревался провести в Москве митинг «против репрессий», но не смог добиться согласования акции. По той же причине не состоялся запланированный в конце июля митинг НКД против фильма «Матильда». Несколько больше повезло РИД, которое в сентябре в Санкт-Петербурге смогло получить разрешение на акцию, также направленную против картины Алексея Учителя, но мероприятие получилось камерным: в глубине Удельного парка собралось только 12 человек.

Помимо перечисленного, праворадикалы из этой части националистического спектра изредка проводили одиночные пикеты, раздавали листовки или присоединялись к локальным акциям с неполитической повесткой. Вся эта деятельность почти не привлекала внимания СМИ и проходила в узком кругу

Таким образом, эти группы ультраправых занимают выжидательную позицию и вместо «проблемных» митингов все активнее вовлекаются в более безопасные форматы, такие как лекции, круглые столы, конференции и т.д.

 

В противоположность им те националисты, кто сделал ставку на кооперацию с либеральной оппозицией, летом и осенью были куда активнее.

В ряде случаев они присоединялись к митингам, пикетам и сходам, организованным другими оппозиционерами, или же, гораздо реже, брали на себя проведение таких мероприятий в регионах. Представителей этой части националистов можно было увидеть и на акции Алексея Навального против коррупции 12 июня, и на обеих акциях ПАРНАС и «Демвыбора» «За свободный интернет» 23 июля и 26 августа, и на сходах 7 октября (в день рождения Владимира Путина), предложенных тем же Навальным. Особенно активно посещали перечисленные мероприятия сторонники «Артподготовки» Вячеслава Мальцева, Партия националистов, КНС, «Черный блок», группа «Национал-революционный авангард» (НРА), «Псковская русская республика» Георгия Павлова и другие.

Как мы уже писали в предыдущих отчетах, эти группы не могут похвастаться массовостью: на согласованных акциях – суммарно присутствовало не более 50 их сторонников даже в Москве, на несогласованных численность не поддается подсчету ввиду отсутствия символики, но, скорее всего, порядок тот же. Самостоятельные же акции националистов обычно сводились к одиночным пикетам, раздаче листовок и т.п.

Исключением стали общеоппозиционные акции, инициированные триумвиратом «Артподготовка», «Новая оппозиция» и Партия националистов, но, впрочем, успешными их тоже назвать сложно.

Летом и осенью эти три организации продолжили свои «прогулки» во многих городах страны. Изначально, когда «прогулки» только появились, они привлекали большое внимание СМИ, так как быстро охватывали все большее число городов – от единиц осенью 2016 года до 100 в марте 2017 года, да и сам формат был в новинку. К лету интерес к «прогулкам» явно начал падать как у СМИ, так и у самих активистов. География акции перестала расширяться, количество участников в лучшем случае измерялось десятками (а чаще – единицами), а самые массовые московские и санкт-петербургские «прогулки» стали постепенно терять активистов. Низкая посещаемость подрывала основополагающую идею акции – служить рычагом давления на власти, отказывающие оппозиции в согласовании митингов. Кроме того, в разных регионах страны участников «прогулок» все чаще стали задерживать сотрудники полиции, против некоторых возбуждали административные и даже уголовные дела.

 

В условиях, когда массовая уличная активность превратилась для ультраправых в труднодоступное и опасное дело, многие движения стали искать иные форматы участия в общественной жизни.

Например, во многом благодаря Мальцеву большую популярность набрал формат видеоблогерства, к нему подключились многие лидеры националистических движений. Нельзя назвать эту деятельность успешной, так как большинство их роликов в лучшем случае набирает несколько тысяч просмотров (чаще – несколько сотен), что не может сравниться с аудиторией того же Мальцева или тем более Навального.

Националисты также посвящают много внимания проведению различных круглых столов, конференций и лекций. Как правило, на подобных мероприятиях собирается не больше 20–30 человек.

Почти незаметной остается и рейдовая активность, которая, напомним, резко снизилась после того, как против лидеров наиболее крупных инициатив такого рода (Николая Бондарика, Дмитрия Боброва, Дмитрия Евтушенко, Алексея Колегова, Максима Марцинкевича и других) были возбуждены уголовные дела.

На интернет-ресурсах политически активных групп националистов все реже можно увидеть рекламу клуба боевой или спортивной подготовки. Это не значит, что сами по себе тренировки стали менее популярными, просто такую деятельность теперь меньше рекламируют открыто.

В целом, публичная составляющая жизни националистов постепенно сворачивается, так как ее основные участники – автономные ультраправые – все реже отзываются на призывы политических лидеров. Как было показано выше, в этой ситуации одни националисты ищут выходы на другую аудиторию (левых, либералов, гражданских активистов), а другие выжидают, коротая время в «междусобойчиках».

 

«Революция» 5 ноября

Явным исключением стали события, связанные с «революцией 5 ноября 2017 года», давно, еще в 2013 году, назначенной Вячеславом Мальцевым. Касались эти события в первую очередь деятельности триумвирата «Артоподготовка» –ПН –«Новая оппозиция». Предполагалось, что 5 ноября, в день Порохового заговора Гая Фокса, получивший всенародную известность после комикса «V for vendetta», сторонники Мальцева, их союзники и представители других оппозиционных движений начнут «новую историческую эпоху» (с отсчета дней до ее наступления Мальцев начинал каждый выпуск своей передачи «Плохие новости»). Однако вместо того, чтобы повторить успех персонажа комикса, сторонники Мальцева скорее пошли по стопам настоящего Гая Фокса и его сообщников, которые ничего не добились, кроме собственной казни.

Начало более или менее активным действия было положено 25 октября, когда на сайте «5.11.17» появился призыв от имени В. Мальцева на русском, английском и французском языках. В обнародованном тексте предлагалось 5 ноября выйти на улицы для проведения «народного референдума», где люди должны «голосовать руками» и требовать отставки Владимира Путина и правительства, а также роспуска Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного суда и так далее. Материал не содержал призывов к какому-либо насилию, не сообщал, куда людям выходить и что делать. В целом большая часть воззвания была посвящена критике действующего политического режима, а не плану действий активистов.

Скорее всего, правоохранители и без этого воззвания готовились к 5 ноября, но, возможно, его появление форсировало события, так как в течение следующих нескольких дней против сторонников «Артподготовки» была развернута целая кампания: 27 октября в Красноярске суд признал «Артподготовку» экстремистской организацией; во многих городах прошли обыски и задержания активистов; задержанным в Москве в середине октября активистам движения, предположительно планировавшим поджечь сено на Манежной площади, предъявили беспрецедентно суровые обвинения в подготовке террористического акта; ресурсы «Артподготовки» были заблокированы вместе с ресурсами близкой к ней Партии националистов.

Во многом благодаря активизации правоохранительных органов 5 ноября ничего, похожего на революцию, не состоялось. Это не помешало полицейским задержать более 400 человек по всей стране. Основная масса задержаний пришлась на Москву, где 5 ноября в центр города были стянуты полиция и Росгвардия, Манежная площадь была перекрыта, вдоль улицы Тверская дежурили правоохранительные органы, пространство перед вестибюлем станции метро «Площадь Революции» было заполнено автозаками. У людей на Тверской улице и вокруг Манежной площади проверяли документы, а все, кто был с рюкзаками, проходили процедуру досмотра. 

Наблюдатели Центра «Сова» не заметили ни на Манежной и Пушкинской площадях, ни на Тверской никаких попыток демонстрировать символику «Артподготовки», скандировать лозунги или еще каким-либо образом выказывать «революционные» настроения. Не отмечалось даже больших скоплений людей, так что среди задержанных оказалась и просто гулявшая в центре молодежь. Скажем, по данным ОВД-Инфо, на Тверской были задержаны 22 человека, которые вышли с конференции «Чтения Адама Смита». Правоохранительные органы заявили, что эти люди оказались в автозаке, поскольку подходят под некую ориентировку. А на Пушкинской площади задержали несколько человек, игравших в Pokemon Go.

По итогам задержаний было составлено 328 протоколов, из которых 182 — по ст. 19.3 КоАП («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»), 111 протоколов – по ст. 20.2 КоАП («Нарушение порядка проведения массовых акций»), 19 – по ст. 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»), 13 – по ст. 5.35 КоАП («Неисполнение родителями обязанностей по воспитанию несовершеннолетних»). Три случая касались нарушения правил въезда в Россию12.

В регионах, если акции и состоялись, то по посещаемости были близки к «прогулкам». Например, в Санкт-Петербурге участвовало около 100 человек, в Волгограде – около 30, в Краснодаре – 10 и т.д. О беспорядках или столкновениях с полицией не сообщалось.

По данным ОВД-Инфо, всего по стране задержалине менее 448 человек. Сколько из них являются активистами «Артподготовки» или союзных ей движений, сколько оказались на улице, поскольку действительно собирались принять участие в «революции», а сколькими двигало любопытство или они вообще были задержаны случайно, понять невозможно.

По данным полиции, активисты «Артподготовки» во многих регионах готовили нападения на полицейских и подрывы зданий. Кроме того, правоохранители отрапортовали, что при обысках у задержанных регулярно изымали агитационные материалы, взрывчатые вещества, ножи и другие предметы, которые могут быть использованы как оружие. В течение первой половины ноября против сторонников «Артподготовки» было возбуждено как минимум 23 уголовных дела по различным статьям, включая подготовку к совершению террористических актов (ст. 30 УК и ст. 205 УК), участие в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК), приготовление к участию в массовых беспорядках (ст. 30 ч. 2 ст. 212 УК) и т.д. Сами же сторонники «Артподготовки», в свою очередь, уверяют, что полиция подбрасывала активистам оружие и компоненты взрывчатых веществ, пытаясь выдать мирную акцию за подготовку вооруженного восстания. Как бы то ни было, сразу после 5 ноября в интернете разошлась шутка, что главный лозунг сторонников «Артподготовки» – «Не ждем, а готовимся» – взяли на вооружение правоохранительные органы.

 

После 5 ноября на Мальцева обрушилась волна критики со стороны представителей многих политических групп, в том числе большинства националистов. Некоторые прямо назвали его «кремлевским провокатором», но в подавляющем большинстве случаев Мальцева обвиняли в том, что своими призывами он поставил под удар сторонников, в то время как сам находился в безопасности за границей.

В целом, вряд ли кто-то ожидал, что 5 ноября действительно пройдут какие-то массовые акции. Триумвират подошел к этой дате обезглавленным, так как сам Мальцев еще в июле покинул Россию, еще раньше так же поступил лидер Партии националистов Белецкий, а основатель «Новой оппозиции» Марк Гальперин уже несколько месяцев как находился под арестом. Безусловно, свою роль сыграли и неожиданно, даже чрезмерно, активизировавшиеся правоохранительные органы, и пассивное отношение к акции представителей других оппозиционных групп. Вообще, интерес к этой теме постепенно снижается, а большинство групп националистов дистанцировалось от сторонников «Артподготовки» и даже не отслеживает возбужденные в связи с «5.11.17» уголовные дела.

 

Выборы

Важным сюжетом, которому националисты уделяли летом большое внимание, стали московские муниципальные выборы, назначенные на 10 сентября.

В этот раз в желающих получить депутатский мандат недостатка не было, однако многие, заявлявшие о намерении участвовать в выборах, отсеялись еще на этапе регистрации. К таковым относились все ультраправые, выдвигавшихся при поддержке «школы мундепов» Партии националистов (ПН), в том числе бывший пресс-секретарь движения Денис Романов-Русский, а также Константин Филин, Андрей Петровский, Александр Иванов и другие сторонники ПН. Не были зарегистрированы и кандидаты от группы «Честь и свобода» Александр Самохин и Павел Фоломкин, хотя, возможно, они сами отказались от выдвижения. Был зарегистрирован, но впоследствии снят с предвыборной гонки по решению суда один из лидеров партии «Родина» Михаил Бутримов.

Впрочем, список тех, кто все же добился регистрации, не так уж короток. Например, в него вошли лидер московского отделения Комитета «Нация и свобода» Михаил Бурмистров (самовыдвижение), лидер «Черного блока» Владимир Ратников (выдвигался от партии ПАРНАС под настоящей фамилией Комарницкий), лидер движения РОНА Олег Филатчев (самовыдвижение), экс-член оргкомитета ПН Александр Грузинов (самовыдвижение) и одна из лидеров Национально-демократической партии (НДП) Надежда Шалимова (выдвигалась от коалиции «Москва и москвичи»).

Например, Бурмистров, который баллотировался по Ломоносовскому району Москвы, для привлечения внимания к своей персоне организовал кампанию «Здоровый район», в рамках которой планировал проводить различные командные соревнования среди жителей районов Ломоносовский и Академический.

Достаточно активным выдвиженцем была Шалимова, которая баллотировалась в Хорошевском районе. Примечательно, что в листовках Шалимовой ее деятельность в НДП не упоминалась, указывалось только, что она работала в Агентстве политических новостей (АПН). В ее агитационных материалах также отсутствовали традиционные для ультраправых тезисы, а ставка делалась на вопросы местного благоустройства и борьбу с «произволом» московских чиновников.

То же можно сказать и о Филатчеве (Лосиноостровский район), и даже о неонаци Ратникове (Академический район), на странице которого в Facebook не содержалось информации о его лидерстве в НС-движении, зато было немало репостов материалов различных либеральных изданий, таких как РБК, телеканал «Дождь» и т.д.

Однако пройти в муниципальные советы не смог никто из националистов. Более того, даже те двое ультраправых, кто вплоть до этих выборов имел депутатский статус, после 10 сентября его лишились: как уже говорилось, из выборной гонки выбыл один из лидеров «Родины» Бутримов, в результате чего он потерял свой пост в районе Вешняки, а еще один депутат, Грузинов, выборы проиграл и тоже вынужден был сдать свой мандат в районе Хорошово-Мневники. В целом, для ультраправого поля это достаточно типичная ситуация. Националисты крайне редко успешно выступают на выборах, так как не имеют в своем распоряжении ни ресурсов провластных кандидатов, ни даже тех преимуществ, которыми располагает левая и либеральная оппозиция.

Впоследствии многие праворадикальные группы заявляли о поддержке таких получивших мандаты активистов, как Константин Янкаускас («Партия 5 декабря») и Владимир Залищак («Новая оппозиция»). Несмотря на то что оба упомянутых активиста сотрудничали с ультраправыми, националистами они не являются.

 

Некоторые группы националистов заинтересовались и будущими выборами, в том числе президентскими, которые должны пройти в марте 2018 года.

Например, еще в июне ресурсы «Артподготовки» начали распространять ролик с предвыборной программой В. Мальцева, который еще зимой объявил о намерении баллотировать в президенты. Программа Мальцева включала в себя стандартные (для «технического» кандидата) пункты о борьбе с коррупцией, люстрации, роспуске и запреет спецслужб, сокращении сроков работы депутатов и президента. Но кроме них в программу вошел пункт, характерный для ультраправых – введение визового режима для граждан из стран Средней Азии. Были также упомянуты пересмотр результатов приватизации и частичная национализация промышленности. Однако в июле Мальцев покинул страну, поэтому вопрос о его выдвижении явно потерял актуальность.

Собственную инициативу, связанную с будущими выборами, в конце июня представили Постоянно действующее совещание национально-патриотических сил России (ПДС НПСР) и РНФ. Коалиция объявила о начале формирования списка «народных лидеров», из числа которых будут выдвигаться кандидаты в губернаторы, мэры, главы местного самоуправления и главы районов. Кроме того, один из таких «народных лидеров» должен быть выдвинут и на президентских выборах в качестве единого кандидата от национально-патриотических сил. Напомним, в 2012 году та же группа национал-патриотов пыталась продвигать на пост президента страны генерала Леонида Ивашова, но Ивашов тогда не смог добиться регистрации.

Осенью движение сформировало достаточно длинный список «народных лидеров», куда вошли более 20 человек:

Виктор Алкснис (экс-член Российского общенационального союза Сергея Бабурина и движения «Отчизна» Альберта Макашова), Кирилл Барабаш (лидер движения Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), в заключении, Владимир Боглаев (директор Череповецкого литейно-механического завода), Юрий Болдырев (член ПДС НПСР, в 90-е входил в Совет Федерации, сооснователь «Яблока»), Игорь Гундаров (доктор медицинских наук, стал известен благодаря тому, что настаивал, что у президента Украины Ющенко была проказа), Павел Грудинин (директор ЗАО «Совхоз имени Ленина», в 2011 году выдвигался в Мособлдуму от КПРФ, но был снят с выборов за дискриминационные заявления), Юрий Екишев (лидер движения «Парабеллум», в заключении), Ирина Ермакова (движение «Народный собор»), Леонид Ивашов (член Изборского клуба, один из учредителей «Собора русского народа»), Владимир Квачков (экс-лидер движения Народного ополчения им. Минина и Пожарского, в заключении), Николай Коломейцев (член КПРФ), Виктор Кудрявый (заместитель министра энергетики России (1996–2003), бывший председатель Совета директоров РАО ЕЭС России), Валерий Парфёнов (ИГПР «ЗОВ», в заключении), Елена Рохлина (Фонд поддержки русских политзаключенных), Андрей Савельев (партия «Великая Россия»), Константин Сивков (член Движения за национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны), Василий Симчера (член Изборского клуба), Олег Смолин (член КПРФ), Виктор Соболев (генерал-лейтенант, член КПРФ), Александр Соколов (член ИГПР «ЗОВ», в заключении), Игорь Стрелков (глава фонда «Новороссия», сооснователь Комитета 25 января), Владимир Филин (лидер Движения за национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны).

Из этого списка ПДС НПСР выбрало четверку кандидатов, достойных, с их точки зрения, занять президентский пост. Это Боглаев, Болдырев, Грудинин и Соболев. Позже список пополнил Квачков, чью фамилию добавили, видимо, для того, чтобы привлечь внимание к его уголовным делам. После этого движение начало переговоры с левыми организациями, в первую очередь с КПРФ, о выдвижении кого-то из фигурантов составленного ДДС НПСР списка в качестве единого кандидата на президентские выборы.

Шансы на успех переговоров весьма повысили ноябрьские праймериз «Левого фронта». Для первого тура голосования был сформирован достаточно длинный список кандидатов, куда, помимо прочих, прошли четверо «народных лидеров» – Алкснис, Болдырев, Грудинин и Коломейцев. Большой неожиданностью стало то, что во второй тур, где требовалось сделать выбор между двумя кандидатурами, вышли двое из этой четверки – Болдырев и Грудинин13. Последний набрал большинство голосов, что повысило его шансы принять участие в президентской гонке. Самые большие надежды ПДС НПСР возлагает на КПРФ, которая могла бы выдвинуть Грудинина вместо Геннадия Зюганова и тем самым обеспечить кандидату известность и поддержку сторонников партии, хотя шансов на такое развитие событий мало.

Примечательно, что члены РНФ и ПДС НПСР неоднократно публично осуждали сотрудничество ряда ультраправых групп с либеральной оппозицией. Теперь же многие националисты осуждают самих РФН и ПДС НПСР за сотрудничество с левыми, особенно с коммунистами.

 

Примечания

РОО Центр «Сова» была 30.12.2016 принудительно внесена Минюстом в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Мы не согласны с этим решением и обжалуем его.

1 Националисты попытались напасть на ЛГБТ // Центр «Сова». 2017. 28 августа (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/08/d37758/).

2 В продолжение темы: «Кураторские пешки активизировались в националистической среде в преддверии ноября 2017 г.» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 4 сентября.

3 Развитие темы «Москва кураторская» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 9 сентября. ).

4 Тем временем очередной порожняк от «Партии Инвалидов» // Официальная страница движения «Автономные НС Москвы». 2017. 11 сентября.

5 Следующая глава к теме «Москва кураторская» // Официальная страница «Партии националистов» в сети «ВКонтакте». 2017. 13 сентября.

6 Ультраправые в протесте. Зима-весна 2016–2017 гг. // Центр «Сова». 2017. 11 августа (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2017/08/d37611/).

7 Призыв на Русский Марш // YouTube.com. 2017. 26 октября.

8 Подробнее об акции см.: «Русский марш-2017» в Москве // Центр «Сова». 2017. 5 ноября (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/11/d38205/).

9 Белецкий кто он такой? Просветительская беседа // YouTube.com. 2017. 12 ноября.

10 Напомним, в 2016 году марш РНФ привлек примерно 320 человек, а годом ранее – 360.

11 Подробнее об акции см.: «Русский марш-2017» в регионах // Центр «Сова». 2017. 13 ноября (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2017/11/d38253/).

12 Задержания сторонников Мальцева 05.11.17. Вся Россия // ОВД-Инфо. 2017. 5 ноября (https://ovdinfo.org/news/2017/11/05/zaderzhaniya-storonnikov-malceva-051117-vsya-rossiya).

13 Выборы кандидата в Президенты от левых сил // Левый фронт (https://www.leftfront.org/candidate2018/).

Обсудите в соцсетях
Источник

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *