Леди против «Оверлорда». Почему Мария Захарова не права, отрицая значение высадки в Нормандии

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова решила одернуть западные государства, чтобы не очень-то шумели по случаю юбилея высадки в Нормандии. Она повторила все клише советского времени, которые были введены в оборот с началом холодной войны между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции: «Вклад союзников в победу над Третьим рейхом понятен. Его не следует, безусловно, преувеличивать. Тем более умалять при этом значение титанических усилий Советского Союза, без которых этой победы просто не было бы. Как отмечают историки, высадка в Нормандии не оказала принципиального влияния на исход Второй мировой и Великой Отечественной войны. Он был уже предопределен в результате побед Красной Армии, прежде всего под Сталинградом, Курском. На протяжении трех лет Великобритания, а затем США всячески затягивали решение о „втором фронте“, ограничиваясь проведением боевых операций, которые имели локальное значение. Прослеживалось стремление дождаться максимального ослабления военной мощи Германии вследствие колоссальных потерь, которые она несла на Востоке, тем самым снизить свои потери на Западе… На практике пришлось и выручать западных союзников, потерпевших от нацистов поражение в Арденнах».

Здесь что ни слово, то ложь. Начнем с того, что союзники будто бы три года намеренно затягивали высадку во Франции. На самом деле они сделали это, как только появились достаточные шансы на успех десанта. Германия вела беспощадную подводную войну против союзного судоходства в Атлантике. Поэтому накопить необходимые запасы вооружения, боеприпасов, боевой техники и продовольствия во Франции для проведения операции «Оверлорд» удалось только в первом квартале 1944 года. К тому времени также удалось построить искусственные порты, поскольку предполагалось, что даже те порты, которые союзникам удастся захватить, немцы успеют надолго вывести из строя, что крайне затруднило бы снабжение высадившихся войск. Попытки же высадиться во Франции в 1942–1943 годах были бы обречены на провал, прежде всего из-за непреодолимых трудностей снабжения. И Сталин по горячим следам  оценивал высадку в Нормандии очень высоко. 11 июня 1944 года он писал Черчиллю: «Как видно, десант, задуманный в величественных масштабах, полностью удался. Я и мои коллеги не можем не признать, что история войн не знает другого подобного предприятия с точки зрения его масштабов, широты замысла и мастерства выполнения. Как известно, Наполеон в свое время с позором провалился со своим планом форсирования Ла-Манша. Истерик Гитлер, который два года хвастал, что он форсирует Ла-Манш, не решился даже на слабую попытку осуществить свою угрозу. Только нашим союзникам удалось с честью осуществить грандиозный план форсирования Ла-Манша. В истории это останется достижением высшего порядка».

Теперь насчет того, что Красная Армия победила бы и без высадки в Нормандии. Это вряд ли. Для отражения союзного десанта во Франции и начавшегося незадолго до этого англо-американского наступления в Италии немцам пришлось использовать 26,5 из имевшихся у них 48 танковых и моторизованных дивизий. Также почти вся авиация была задействована для борьбы против западных союзников. Благодаря этому Красная Армия смогла провести летом 44-го две успешные операции — Белорусскую и Ясско-Кишиневскую. А третью столь же успешную операцию, Висло-Одерскую, советские войска провели в январе 45-го, когда основные силы германских танковых войск и люфтваффе были брошены в Арденнское наступление. Вопреки изобретенной Сталиным легенде, Красная Армия не переносила срок своего наступления с 20 на 12 января 1945 года, чтобы помочь попавшим в беду союзникам. Наоборот, советское наступление должно было начаться еще раньше, 8 января, но было отложено из-за нелетной погоды. И к моменту начала советского наступления на Висле и в Восточной Пруссии германская операция в Арденнах уже закончилась неудачей, и ни о каком спасении союзники Красную Армию никогда не просили.

Победить же без высадки союзников во Франции Красная Армия, скорее всего, не могла

Победить же без высадки союзников во Франции Красная Армия, скорее всего, не могла. Если бы по каким-то причинам операция «Оверлорд» была перенесена с июня 44-го на июнь 45-го, Красная Армия уже в третьем квартале 1944 года полностью исчерпала бы ресурсы живой силы и стала бы сокращаться в численности. Солдат, чтобы закидывать неприятеля трупами, стало бы не хватать. Вспомним, что после завершения войны в Европе советские войска состояли по большей части из призывников с территорий, освобожденных в последний год войны, а также из освобожденных военнопленных и «остарбайтеров». Все эти источники пополнений были бы недоступны для Красной Армии, если бы не было высадки в Нормандии. Благодаря открытию второго фронта значительно более благоприятным стало для Красной Армии соотношение потерь убитыми. Если за первые три года войны, вплоть до конца мая 44-го, это соотношение было 16,6:1 в пользу вермахта, то за последний год войны оно упало до 6,6:1, хотя все равно было в пользу немцев. Это произошло за счет того, что рост германских потерь в этот период многократно превысил рост советских потерь. Если бы не было высадки в Нормандии, соотношение потерь убитыми на советско-германском фронте осталось бы на прежнем уровне. К тому же Красная Армия не смогла бы захватить значительного числа пленных в Белорусской, Ясско-Кишиневской и Висло-Одерской операциях. А немцы тогда сумели бы перебросить на советско-германский фронт много дополнительных танков и самолетов, да и пехотных дивизий.

А что могли сделать германские танки на Восточном фронте, видно из двух примеров. Даже в ходе весьма успешной для Красной Армии Белорусской операции одно из немногочисленных германских танковых соединений — дивизия СС «Викинг» — смогло под Ковелем разбить 11-й танковый корпус и потрепать 47-ю армию. А в октябре 44-го в Дебреценском сражении германская группа армий «Юг», имея 4 танковые дивизии, включая одну венгерскую, и полторы моторизованных дивизии, смогла разбить одну танковую армию и две конно-механизированных группы 2-го Украинского фронта, окружить который не удалось только из-за нехватки у немцев пехоты. Без высадки в Нормандии на Восточном фронте наверняка  появилось бы 10–12 дополнительных танковых и моторизованных дивизий, и Красной Армии пришлось бы отступить с некоторых недавно освобожденных территорий. Если бы союзники высадились во Франции только летом 45-го, Красная Армия, скорее всего, все еще стояла бы на Нарве, в Восточной Белоруссии и на Правобережной Украине. И война в Европе, по всей вероятности, завершилась бы осенью 45-го американской ядерной бомбардировкой главных германских городов.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *