Каприз или необходимость? Правда и мифы о том, как 65 лет назад Крым стал украинским

65 лет назад был окончательно завершен процесс передачи Крымской области и Севастополя из Российской Федерации в Украинскую ССР. В этот день, 26 апреля 1954 года, Верховный Совет СССР принял закон «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР», которым вносились соответствующие изменения в Конституцию СССР. При этом Севастополь стал украинским городом республиканского подчинения. Его жители голосовали на всесоюзных и местных выборах в составе Крымской области, и финансирование города производилось из бюджета Украины. Так закончилась процедура, начатая указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля того же года о передаче Крыма Украине, в котором подчеркивались «общность экономики, территориальная близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР».

Распространенный в России аргумент о незаконности передачи Крыма в связи с тем, что по этому вопросу не было референдума, а решение принималось не сессией Верховного Совета СССР, а только его Президиумом, на самом деле не стоит ровным счетом ничего. Столь же ничтожно принятое в июне 2015 года решение Генеральной прокуратуры РФ о «неконституционности» передачи Крыма Украине (с каких это пор Генпрокуратура подменяет в России Конституционный суд?).

Дело в том, что в СССР территории никак иначе просто не передавались. В советской стране прямой демократии не было и в помине, поэтому ни всенародные, ни местные референдумы ни по каким поводам не проводились. Хотя в Конституции 1936 года (ст. 49, пункт «д») упоминалось о возможности проведения референдумов Президиумом Верховного Совета СССР «по своей инициативе или по требованию одной из союзных республик», на практике ни одного референдума так и не было. Территориальные вопросы формально решались парламентами союзных республик и всесоюзным парламентом, а перед этим решения принимались партийным руководством. Поскольку эти парламенты (ЦИКи, а потом Верховные Советы) были фикциями, призванными лишь показать народу и международной общественности, что в СССР осуществляется подлинное народовластие, то в полном составе они работали лишь несколько дней в году, а основные законы готовились правительством и ЦК КПСС. В остальное время все указы, в том числе по территориальным вопросам, от имени ЦИК и Верховных Советов принимали их президиумы. При этом все постановления Президиума ЦИК и указы Президиума Верховного Совета в обязательном порядке утверждались очередными сессиями ЦИК и Верховного Совета и издавались соответствующие законы. Именно это произошло 26 апреля 1954 года с передачей Крыма.

Дело в том, что в СССР территории никак иначе просто не передавались

Подобное изменение границ в советское время было делом обычным и нетрудным. Так, например, постановлением Президиума ЦИК СССР от 16 октября 1925 года от Украины России был передан ряд районов Таганрогского и Шахтинского округов с городами Таганрог и Шахты. Взамен Украина получила ряд территорий Почепского и Севского уездов Брянской губернии, Путивльский уезд (с Путивлем) и части Грайворонского, Белгородского и Суджанского уездов Курской губернии, а также часть Валуйского уезда Воронежской губернии. Отмечу, что этот обмен был явно не равноценным, поскольку Украина передавала России хорошо развитые в промышленном отношении и густонаселенные территории, а взамен получала преимущественно аграрные и малонаселенные районы. В частности, российскими становились города: Шахты, где тогда жило около 49 000 человек, и Таганрог с населением около 86 000 человек. Украина же должна была в конце 1925 года удовлетвориться Путивлем, где тогда было всего лишь 8000 жителей. Если считать неконституционной передачу Крыма Украине в 1954 году, то придется признать нелегитимными и все прочие территориальные изменения в СССР, а это может породить правовой хаос на постсоветском пространстве.

Доля украинцев в населении Крыма после его присоединения к Украине выросла, но не столь значительно, как можно было ожидать. По переписи 1959 года из 1201,5 тысяч жителей Крыма русские составляли 71,4%, а украинцы — 22,3%, при том что крымские татары на полуострове практически отсутствовали. В 2001 году в Крыму жило 2024 тысячи человек, в том числе 58,3% русских, 24,3% украинцев и 12,1% крымских татар. Если доля украинцев за 42 года возросла лишь на 2 процентных пункта, то их соотношение с русскими изменилось более существенно. В 1959 году украинцев в Крыму было меньше, чем русских, в 3,2 раза, а в 2001 году — только в 2,4 раза. Очевидно, украинцы более активно переселялись в Крым, чем русские, часть которых могла покинуть полуостров после провозглашения независимости Украины. Кроме того, в условиях принадлежности Крыма Украине в смешанных семьях порой выгоднее было записывать детей украинцами, а не русскими, что также способствовало росту доли украинцев. Однако никакой реальной украинизации на полуострове не происходило, поскольку для большинства украинцев в Крыму русский оставался основным разговорным языком. По-другому и не могло быть в условиях послевоенной русификации Украины, особенно восточной ее части, к которой Крым всегда примыкал в языковом, культурном, а в независимой Украине — и в политическом отношении.

Чем же было вызвано решение руководителей СССР передать Крымскую область из РСФСР в Украину? Прежде всего, чисто экономическими соображениями. Крымский полуостров всегда испытывал острый дефицит пресной воды, которую он неизменно получал с территории Южной Украины. Эта территория в свое время входила в состав Крымского ханства, а в Российской империи вместе с Крымом составляла единую Таврическую губернию. После революции 1917 года возобладало определение границ по национальному принципу. Поэтому при образовании Крымской АССР в 1921 году основным коренным народом полуострова считались крымские татары, которые в Южной Украине практически отсутствовали. Воду, электроэнергию, продовольствие и сырье Крым по-прежнему получал преимущественно с юга Украины, оставаясь в составе РСФСР. Эта ситуация, конечно, усложняла экономические связи с материком, но вплоть до Великой Отечественной войны не считалась серьезным препятствием для них.

Решение руководителей СССР о передаче Крыма было вызвано экономическими соображениями

Ситуация изменилась в послевоенное время. В результате депортации в 1944 году крымских татар и ряда других коренных народностей было основательно разрушено сельское хозяйство полуострова, особенно на юге. Статус Крыма был понижен с автономной республики до области, что сократило возможности крымских властей добиваться выделения дотаций и фондов как от российских, так и от центральных властей. Москва надеялась, что присоединение Крыма к Украине не только облегчит управление экономикой полуострова, но и стимулирует переселение туда крестьян с юга Украины, которые восстановят местное сельское хозяйство. Для руководства Украины передача Крыма, как глубоко дотационного региона, в тот момент была скорее дополнительной головной болью, а не щедрым подарком к 300-летию Переяславской Рады, как считают некоторые российские историки и политологи.

Традиционно в России принято обвинять в передаче Крыма Украине Никиту Хрущева, который, дескать, таким благодеянием хотел заполучить поддержку украинских коммунистов в борьбе за единоличную власть. Однако материалы, связанные с обсуждением проблемы передачи Крыма в Президиуме ЦК КПСС, до сих пор не опубликованы, так что мы не можем судить, кто именно стал инициатором включения Крыма в состав Украины и какую позицию при этом занимали отдельные члены Президиума ЦК. Кстати сказать, одно то, что российское руководство до сих пор не рассекретило эти документы, может свидетельствовать о том, что они не подтверждают версию о политическом и конъюнктурном характере решения. К тому же в начале 1954 года в Советском Союзе все еще сохранялось фактическое двоевластие первого секретаря ЦК КПСС Хрущева и председателя Совета Министров СССР Георгия Маленкова (его падение произошло лишь год спустя), так что передача Крыма Украине во всяком случае не могла состояться без согласия Маленкова. А поскольку при принятии этого решения важную, если не главную роль играли экономические факторы, Георгий Максимилианович, как глава Совмина, отвечавший в первую очередь именно за экономику, вполне мог выступить его инициатором. Наконец, главой компартии Украины еще в июне 1953 года стал хрущевский выдвиженец Алексей Кириченко, чей бурный карьерный взлет начался сразу же после назначения Хрущева первым секретарем ЦК Компартии Украины в начале 1938 года. Никаких оснований сомневаться в его лояльности и задабривать его Крымом в тот момент у Никиты Сергеевича не было.

А тут еще намечалась реализация проекта Северо-Крымского канала, призванного окончательно решить проблему дефицита воды на севере Крыма и на юге Украины. Для этого на украинской территории в нижнем течении Днепра в 1955–1958 годах было создано водохранилище при Каховской ГЭС, которую начали строить еще в 1950 году. Чтобы не возникало межреспубликанских споров о распределении воды из Каховского водохранилища, в Москве сочли, что целесообразно включить Крым в Украину. И сегодня мы наглядно видим, что из-за прекращения после российской аннексии поступления воды из Украины на Крымский полуостров в упадок пришло не только сельское хозяйство Северного Крыма, но и ряд расположенных там промышленных предприятий — вынужден был закрыться, в частности, титановый завод в Армянске.

Конечно, при желании Крым можно сохранять в составе России сколь угодно долго. Военная сила для этого есть, да и денег на содержание глубоко убыточного полуострова пока хватает. Но с каждым годом, особенно в условиях сохранения международных санкций, это будет обходиться Москве все дороже и в финансовом, и в политическом отношении.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *