Какое представление было в древности о землях нынешней России

Какое представление было в древности о землях нынешней России

Древние греки ещё в VIII-VI вв. до н.э. плотно заселили и освоили северный берег Чёрного моря и Крым. Особенно плотно был заселен ими Крым, где коренное население носило имя тавров. На кавказской стороне Керченского пролива («в земле синдов») тогда же появилась греческая колония Фанагория. Греческая же колония Танаис в устье Дона возникла значительно позднее, уже в III веке до н.э. Впрочем, есть указания на то, и о них мы скажем, что значительно раньше греки проникли даже в Верхнее Подонье. Побережье Азовского моря, называвшегося ими Меотидой и считавшегося не настоящим морем, а озером, было им хорошо известно уже в эту древнейшую эпоху Великой греческой колонизации.

Геродот (V в. до н.э.) даёт свод знаний тогдашних греков о землях нынешней России. Главные сведения греки тогда получали от скифов – народа, господствовавшего на территории нынешней Украины и Южной России. Им было известно, что прежде скифов на всей этой территории обитали киммерийцы, которых скифы вытеснили. Во времена Геродота к северу от Азовского моря, то есть частично и на территории нынешней России, обитали царские скифы – господствующее племя среди этого огромного народа. Река Дон в нижнем течении отделяла Скифию от мест обитания савроматов (сарматов), впоследствии, с III века до н.э., начавших вытеснять скифов из их мест. Стало быть, в V веке до н.э. в степях Северного Кавказа (Задонья и Прикубанья) господствовали сарматы.

Что касается Дона, то ошибочно мнение, что греки весь его называли Танаисом. Это имя было присуще Дону только в его нижнем течении, ниже впадения Северского Донца. В отличие от нас, греки считали, что не Донец впадает в Дон, а наоборот. Таким образом, Танаисом звались Северский Донец и Дон ниже его впадения. Дон же выше впадения Северского Донца звался у греков Сиргис. К востоку от Танаиса, то есть Северского Донца, в степях («на пятнадцать дней пути к востоку», по Геродоту) все земли также принадлежали сарматам. Там были основные кочевья этого огромного народа.

К северу от сарматов, уже в лесной зоне («их земля покрыта густым лесом разнообразной породы»), расселился многочисленный народ будинов. О будинах Геродот сообщает любопытные сведения, что у всех них светло-голубые глаза и светлые волосы. Это давало некоторым историкам повод видеть в будинах предков славян, хотя с не меньшим основанием можно видеть в них германцев, балтов и даже финнов. Никаких точных отождествлений этот народ пока не имеет. По Геродоту, в земле будинов греческими колонистами был издавна основан город Гелон. Жители Гелона занимались, среди прочего, добычей бобров. Странно, что до сих пор отечественные археологи не предпринимали попыток найти Гелон. Судя по указаниям Геродота, я бы посоветовал поискать его в районе современного Воронежа.

Среди будинов в середине VI века до н.э. («за одно поколение до похода Дария», состоявшегося в 512 г.) поселилось племя невров (по-видимому, только часть), исконные земли которых располагались где-то на западе нынешней Украины к северу от истоков Южного Буга (Гипаниса). Интересной чертой невров была их способность «ежегодно на несколько дней обращаться в волка». Это явное указание на ритуальное оборотничество также побуждало многих исследователей видеть в неврах древних славян, хотя по той же причине в них можно усмотреть и балтов, и кельтов.

Сведения Геродота о землях к северу от будинов уже не дают даже приблизительных географических ориентиров и ограничиваются перечислением народов с их во многом фантастическими обычаями. За незаселённой землёй к северу от будинов, тоже в густых лесах, обитают сначала фиссагеты и йирки, причём те и другие живут в основном уже не земледелием, а охотой. Среди йирков, как передавал Геродот, поселилась часть скифов, сбежавшая от ига царских скифов. Дальше к востоку, «у подножья высоких гор» (указание на Уральский хребет?) живут аргиппеи. Скифы поддерживали с аргиппеями непосредственные отношения. Но сведения о народах, живущих дальше к северу и востоку, они получали от аргиппеев, отличались совершенной уже фантастикой, и сам Геродот им не верил.

Климат Скифии представлялся древним грекам так: «Зима столь сурова, что восемь месяцев стоит невыразимая стужа. В это время хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведёшь костёр… Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло… Когда в других местах случаются грозы, здесь их не бывает, летом же они часты. Гроза зимой вызывает изумление, как чудо».

Геродот сообщил совершенно точные данные о Каспийском море, что оно не сообщается с другими морями и вытянуто с севера на юг, причём его длина вдвое больше ширины. Кажется удивительным, будто при таких знаниях Геродот ничего не знал о Волге, но у меня нет сомнения, что в названии реки Аракс (под которой обычно понимают современные Аракс и Куру в Закавказье) Геродот смешал две реки, и что в большинстве случаев, говоря об Араксе, Геродот подразумевал именно Волгу. Об этом говорит множество фактов.

За Араксом жили массагеты, а их все историки локализуют именно в Заволжских степях и Казахстане. Да и по Геродоту массагеты жили к востоку от исседонов, а те – к востоку от уже названных аргиппеев. В Араксе изобилие рыбы, и живущие по её берегам питаются одною ею, а кроме того – одеваются в тюленьи шкуры (то есть явное указание на северный берег Каспийского моря). Далее, Аракс разветвляется на сорок рукавов, а мы знаем, что в нижнем течении Волга переплетается с Ахтубой множеством проток. Скифы прогнали киммерийцев, перейдя Аракс, а по современным данным археологии скифы действительно пришли из-за Волги. Наконец, Геродот пишет о том, что спорят, какая из двух рек полноводнее – Истр (Дунай) или Аракс. Разумеется, Кура не могла бы вызвать таких споров, а вот Волга и Дунай сопоставимы по водности (Волга чуть полноводнее).

Парадоксально, что со времён Геродота античная география не сообщила ничего существенно нового о землях России, а в некоторых случаях даже сделала шаги назад. Так, Страбон (I в. до н.э. – I в. н.э.) утверждал, что Каспийское море – залив Мирового океана. О Волге он ничего не знал. Клавдий Птолемей (II в. н.э.), впрочем, не повторил его ошибок. Волга у него носит название Ра. Об истоках Волги у ряда древних авторов есть сообщения, будто стекает она с Рифейских гор. Если говорить о Волге в её нашем понимании, то Рифейские горы совершенно мифичны. Однако зная, что Кама более полноводна, нежели Волга до их слияния, и что позднее тюрки считали течение Волги (Итили) от истоков Белой – притока Камы – то можно видеть в Рифейских горах смутное указание на Уральские горы.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *