Какие племена служили в войске Вещего Олега

Какие племена служили в войске Вещего Олега

Вещий Олег был новгородским, а затем и киевским князем, жил на рубеже IX–X веков и прославился военными походами на хазар и на Византию. По летописям известно, что был он братом Ефанды – любимой жены киевского князя Рюрика, и оба они были детьми некоего «Урманского» князя.

Одни историки считают Олега и Ефанду норманнами (в пользу этой версии говорит скандинавское имя Олега, которое произошло от мужского имени Хельга), другие же указывают в строну Тмутарканского княжества и вспоминают, что урманом в те давние времена называли густые заросли лесов, а топоним Урман до сих встречается на побережье Черного моря.

Умирая, князь Рюрик поручил шурину, как воеводе знатного рода, воспитание малолетнего сына Игоря, – об этом пишет автор «Повести временных лет».

И меря, и чудь, и кривичи

Справедливо рассудив, что смерть Рюрика дала возможность вписать свое имя в историю, Олег, будучи, в первую очередь, полководцем (Рюрик скончался в походе, когда они с Олегом шли «воевать лопь и карел») уже в 882 году набирает большую дружину, с которой идет на Смоленск и город Любеч, а затем, покорив их и посадив там своих ставленников, спускается по Днепру к Киеву.

Автор повести временных лет весьма подробно останавливается на перечислении племен, служивших Олегу и имевших в его дружине своих представителей – это было важно.

«В год 6390 (от сотворения мира) выступил в поход Олег, взяв с собою воинов: варягов, словен, чудь, мерю, весь, кривичей – и пришел к Смоленску … и принял власть в городе, и посадил… своего мужа. Оттуда отправился вниз и взял Любеч».

Как видим, Олегу в самом начале покорялись не менее пяти славянских племен, причем, не только небольшие весь или чудь, но и крупные – это новгородские словене и многочисленные кривичи — союз древних племен, в который входили жители Полоцка, Пскова, Твери и Смоленска.

То есть «Урманского» князя поддержали огромные северные территории будущей Руси. Кривичи активно взаимодействовали с варягами, имеются свидетельства, что именно они строили им ладьи. Очевидно, в этом походе варяги представляли собой командное звено или ядро княжеской дружины, состоявшее из хорошо обученных воинов.

И уличи, и русы…

То, что произошло под Киевом, известно по летописям: встав под городом, Олег хитростью заманил в свой лагерь князей Аскольда и Дира, и заявив им, что «нє́ста кнѧзѧ́ ни рoду кнѧ́жѧ, нo Aзъ єсмь рoду кнѧ́жѧ!», предъявил им наследника Рюрика «Ингоря» и убил обоих, и сел княжить в Киеве.

Летописи указывают, что при дворе князя были и варяги, и словени и «прочие, прозывавшиеся русью», а дань ему платили все те же словене (каждый год 300 гривен варяги собирали только от Новгорода), кривичи и мерь.

В последующие годы Олег занимался покорением славянских племен: через год он подчинил древлян, обитавших между Днепром и Припятью, затем северян и радимичей, живших к востоку и северо-востоку от Киева, защитив их от хазар; а с тиверцами и уличами заключил военный союз.

«Великая Скифь»: поляне, хорваты и дулебы

Утвердившись в Киеве, Олег совершил поход на Константинополь, в котором его войско не на шутку испугавшиеся греки окрестили «Великой Скифью»: у Олега были не только конница, но и флот. Больше всего греков поразило решение Олега на византийском берегу поставить ладьи на колеса, и подняв паруса, покатить на них к городу.

При этом князь, как и любой язычник, жалости к врагам не ведал и «сотворил» много зверств: пленных пытали, секли мечами и топили в море, так что греки, пораженные его зверствами и решимостью, откупились от князя, позволили ему прибить свой щит к вратам города и заключили с ним договор, на основании которого взаимодействовали с Русью долгое время. В договоре 911-го года греки именовали Олега не иначе, как «Великим князем русским».

В княжескую «Великую Скифь» входило много разных народов: по свидетельству летописцев в войске Олега присутствовали варяги, меря, славене, чудь, древляне, кривичи, поляне, хорваты, радимичи, северяне, вятичи, дулебы (довольно таинственное славянское племя, обитавшее то ли на Волыни, то ли в междуречье Одра и Вислы) и тиверцы, которые исполняли роль переводчиков (толмачей).

Греки же всю эту смесь народов прозвали еще и дромитами, от греческого слова «дромос» – бег, так как они очень быстро передвигались.

Смерть Олега и его наследство

После похода на Царьград князю дали прозвище Вещий, так как он, очевидно, совершил то, что хотел и чем хвалился на пирах. Некоторые историки считают, что христианские авторы летописей прямо указывают на насмешку судьбы, которая поджидала князя в самом конце пути – он не смог предсказать собственную гибель.

По легенде, Олег пришел к волхву с тем, чтобы тот предсказал ему судьбу, и волхв предек Олегу кончину от собственного коня. Испугавшись, Олег слез с коня и велел его увести от себя подальше.

Вспомнил князь о предсказании колдуна только через четыре года и решил узнать, что стало с конем. Когда ему сообщили, что конь давно околел и от него остались кости, Олег захотел посмотреть на них, наступил на череп коня ногой, как бы утверждая этим свою волю («Чего мне теперь боятся?»), но из черепа выскользнула змея и ужалила Олега, который тот час же и умер.

Другая версия смерти Олега говорит о том, что князь уехал «за море» и там его укусила змея.

Одни летописи пишут, что останки Олега покоятся в Ладоге, другие местом упокоения Олега считают киевскую гору Щеквицу.

После его смерти Великим князем киевским стал князь Игорь, сын Рюрика, которому в ту пору был уже 31 год. Олега недаром наряду с Рюриком называют основателем русского государства – он оставил после себя обширные владения, простиравшиеся от Черноморского побережья на юге до Ладоги и Белозера на севере и от Мурома на востоке до Турова на западе.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *