Тату: тело вместо холста

Тату: тело вместо холста

Тату: тело вместо холста

Ложечка в виде плывущей девушки с цветком лотоса. Египет, XIV в. до н. э. Слоновая кость, эбеновое дерево, краска. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина
 

Проект под названием «Татуировщики, татуировки» был задуман и реализован в парижском Музее на набережной Бранли имени Жака Ширака, который специализируется на культуре аборигенов Африки, Азии, Океании и Америки, и был сфокусирован не столько на традиционных племенных татуировках, сколько на том, что происходит с этим видом творчества в современной городской цивилизации. 

Тату: тело вместо холста

Филип Лё. Тату-дизайн для мужского торса. 2013. Силикон. Фото: © Filip Leu

Основное внимание фран­цузы сосредоточили на нынешних западных мастерах татуировки, хотя не обошлось и без привычных «антропологических» экспонатов в витринах. Кураторы постарались представить их работы как произведения современного искусства, показать, каким образом человеческое тело в наши дни становится полноценным «холстом» для мастеров самых разных художественных направлений и стилей — графических и живописных. Выставка в Париже прошла с большим успехом в 2014–2015 годах. После чего она отправилась в мировое турне — ее уже показали в Королевском музее Онтарио в Канаде, в чикагском и лос-анджелесском музеях естественной истории. В Москву выставка приезжает с Тайваня, где ее можно было увидеть в Музее изящных искусств города Гаосюн. 

Тату: тело вместо холста

Неизвестный автор. Ширма (каталог татуировщика). Северная Африка и Ближний Восток. XIX в. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

В ходе турне экспозиция менялась, в каждой стране к ней добавлялось что-то новое. Так, на парижской выставке экспонировалось 13 объемных силиконовых макетов человеческого тела с нанесенными на них рисунками современных татуировщиков, среди которых Гай Атчисон, Алекс Бинни, Пол Бут, Доктор Лакра, Филипп Лью, Тин-Тин, Хориёси III, Хенк Шифмахер и другие громкие имена. В Пушкинском уже 17 таких «манекенов», к которым прибавили еще один торс. По выбору французских кураторов автором этой работы стал известный российский тату-мастер Александр Грим. 

Тату: тело вместо холста

Тин-Тин (Франция). Тату-дизайн для женского торса. 2013. Силикон. Фото: Tin-Tin

По ходу перемещения по миру выставка пополнялась и местным этнографическим материалом. В Соединенных Штатах к ней добавили материалы, посвященные культуре татуировки у индейцев. В Гаосюне она увеличилась за счет раздела, рассказывающего о традиции лицевых татуировок у коренных жителей Формозы (историческое название острова Тайвань).
В Пушкинском музее выставка (кураторы Варвара Шкерменева и Александра Савенкова) дополнена многочисленными местными экспонатами, причем некоторые из них весьма ценные и уникальные, как, например, древнеегипетская ложечка в виде плывущей девушки с цветком лотоса (XIV век до н.э.) из постоянной экспозиции ГМИИ. Специалисты долго ломали голову над тем, что значат узоры на ее теле: украшения ли это или одежда? И только недавние исследования египетских мумий прояснили, что женщины Древнего Египта (возможно, жрицы) украшали себя татуировками. Так был разгадан секрет ложечки, и она стала одним из древнейших предметов на московской выставке. 

Тату: тело вместо холста

Тоёхара Кунитика. «Актер Итикава Дандзюро IX в роли Дансити Куробэй в пьесе „Нацумацури“ („Летний фестиваль“)». Часть триптиха. 1877. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

На отбор тематических экспонатов в отечественных музеях сотрудники ГМИИ потратили несколько месяцев, благодаря чему их количество с первоначальных 125 увеличилось до 180. Но, главное, как отмечают кураторы, значительно изменилась культурная интенция проекта. В Эрмитаже, Кунсткамере, Историческом музее и, собственно, в самом ГМИИ хранится значительное количество артефактов и документов, рассказывающих о путешествиях XVIII–XIX веков. 

Корабли Российской империи побывали в самых отдаленных уголках планеты, тогда еще населенных татуированными аборигенами, и осталось множество свидетельств, благодаря которым можно объемно представить этот древний вид творчества. Среди них, например, альбом с зарисовками с натуры Вильгельма Готтлиба Тилезиуса фон Тиленау, сделанными во время кругосветного путешествия в 1803–1806 годах с мореплавателем Иваном Крузенштерном. Альбом этот, включенный в экспозицию, хранится в Российской государственной библиотеке. 

Тату: тело вместо холста

Маска коруру, или парата. XIX в. Новая Зеландия. Резьба и гравировка по дереву; белый пигмент; ракушка пауа (Haliotis iris). Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Помимо татуированных аборигенов дальних морей, запечатленных в зарисовках из другой кругосветной экспедиции, мореплавателя Василия Головнина на шлюпе «Камчатка» в 1817 году, на выставке можно увидеть образцы тату отечественного происхождения, ведь азиатские территории России обширны и на них проживали и проживают самые разные этносы. 

К сожалению, из-за хрупкости не приехали эрмитажные татуированные мумии из алтайских пазырыкских курганов (VI–III века до н.э.). Однако дать представление о том, как с искусством тату обстояло дело у древних народов на территории современной России, кураторы все-таки смогли, поскольку традиции сохраняются и в наши дни. 

Тату: тело вместо холста

Неизвестный автор. Татуированный житель Маркизских островов. Маркизские острова, Океания. XIX в. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Так, в экспозиции можно увидеть фотографии лицевых татуировок, которые успел сделать, общаясь со старыми чукчанками, петербургский тату-мастер и исследователь истории татуировки Дмитрий Бабахин. Фотографии рассказывают нам и историю первой российской Международной московской тату-конвенции, состоявшейся 25 лет назад. В этом году, к слову, она пройдет в мае. 

Не забыты и советские зэковские татуировки. Они представлены знаменитой серией, показанной и в наших музеях, и за рубежом известным фотографом Сергеем Васильевым, который в 1960–1980-х годах посещал места заключения. Расцвет тюремной татуировки был чисто советским феноменом. Как рассказали кураторы, готовясь к выставке, они побывали в «Бутырке» и пришли к мнению, что современные ее образцы маловыразительны, и этот материал решили не брать.
Обещают на выставке и живые экспонаты. В частности, на несколько дней приезжает Тим Штайнер, спину которого украшает татуировка работы бельгийского мастера сов­риска Вима Дельвуа. Штайнер заживо продал эту татуировку одному немецкому коллекционеру, взяв обязательство принимать участие в качестве экспоната в выставочных проектах. Идея пополнить выставку произведениями современных художников тоже российская. Вим Дельвуа представлен здесь также своими фирменными татуированными свиными шкурками. А работающий с мрамором итальянский скульптор Фабио Виале — тремя статуями из его популярной серии, покрытыми «наколками» из акрила (две фигуры в стиле russian criminal tattoo и одна — в японском).

Тату: тело вместо холста

Исабель Муньос. «Портрет члена банды мара». Из серии «Марас». 2006. Фотография. Собрание автора, Мадрид. Фото: Isabel Muñoz, 2020

Выставка получилась впечатляющей, с размахом, охватывающей всю историю тату. И при этом рассказывающей, чем татуировки важны для нас сегодня, почему они перестали быть приметой маргиналов и криминальных личностей, став источником вдохновения для рекламы, дизайна и моды. 

Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина
Тату
3 марта – 31 мая

Автор записи