Шерсть, шелк и мастерство

Шерсть, шелк и мастерство

Шерсть, шелк и мастерство

Вышитое панно «Аллегория мира Генриха II». Франция, начало 1560-х. Шерсть, шелк, вышивка гобеленовым швом по льняной ткани. Собрание Инны Баженовой. Фото: In Artibus Foundation

На выставке представлено шесть тканых панно из собрания Государственного Эрмитажа и коллекции Инны Баженовой. Сотканные вручную безворсовые ковры с сюжетными и орнаментальными изображениями известны с древних времен. Яркий пример — знаменитые коптские ткани, созданные на территории Египта в эллинистическую эпоху и хорошо знакомые в нашей стране по коллекциям Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Широкое распространение шпалеры получили в Европе в Средние века. Они использовались для украшения и одновременно утепления больших залов в замках. Кроме того, шпалеры могли служить завесой, отделявшей спальные покои, украшать трибуны во время рыцарских турниров, а также балконы и окна домов в дни праздников. Одна из самых ранних средневековых шпалер, так называемый ковер из Байе конца XI века (размер 0,5 на 70 м) изображает сцены подготовки норманнского завоевания Англии Вильгельмом Завоевателем и битвы при Гастингсе в 1066 году. Сюжеты композиций для средневековых шпалер могли быть разными: история, мифология, христианская иконография. Эти сюжеты оставались самыми популярными и в последующие столетия. Например, на выставке будет представлено французское вышитое панно «Аллегория мира Генриха II» начала 1560-х годов и брюссельская шпалера «Встреча Иакова и Иосифа» 1590–1610-х годов из серии на библейский сюжет «История Иосифа» — обе из коллекции Инны Баженовой.

Шерсть, шелк и мастерство

Шпалера «Игра в гуся» из серии «История Гомбо и Масе» (Amours de Gombault et Macée). Шерсть, шелк, шпалерное ткачество. Фландрия, Ауденарде, 1590–1610. Фото: In Artibus Foundation

Шпалера и гобелен

Каждый гобелен — шпалера, но не всякая шпалера — гобелен. Слово «гобелен» возникло во Франции только в XVII веке, когда там открылась Королевская мануфактура братьев Гобелен (продукцию мануфактуры стали называть гобеленами). Родоначальник этого семейства красильщик Жиль Гобелен основал в предместье Парижа красильню для шерсти. Его наследники в XVI веке продолжали содержать заведение и прибавили к нему ткацкое производство. Затем Людовик XIV выкупил предприятие у Гобеленов и преобразовал его в королевскую мануфактуру, дорогостоящая продукция которой шла почти исключительно на убранство королевских дворцов и на подарки и лишь в редких случаях поступала в продажу. 

В готическую эпоху центром шпалерного искусства становится Франция. К XIII веку многочисленные французские ткачи изготовляли шпалеры уже не только для церкви, но и для частных заказчиков. В это время появились мастерские в Париже и Аррасе, которые достигли расцвета в XIV столетии. Главный памятник французского шпалерного искусства — «Анжерский Апокалипсис», созданный между 1373 и 1381 годами для Людовика I Анжуйского. До наших дней дошло 64 ковра из этого монументального цикла, представляющего сцены из Откровения Иоанна Богослова. 

Когда в XV веке в связи со Столетней вой­ной французское шпалерное производство пришло в упадок, на первое место выступила Фландрия. К концу века самым крупным центром производства шпалер стал Брюссель, но огромное значение также имели Антверпен, Ауденарде, Брюгге, Мехелен и Эдинген. Там работали великие мастера живописи: Дирк Баутс, Рогир ван дер Вейден, Гуго ван дер Гус, Ханс Мемлинг и Ян ван Эйк, — так что вся художественная ситуация во Фландрии в тот период способствовала бурному развитию искусств и ремесел.

Шерсть, шелк и мастерство

Шпалера «Встреча Иакова и Иосифа» из серии «История Иосифа»(?). Фландрия, Брюссель, 1590-1610-е. Шерсть, шелк, шпалерное ткачество. Собрание Инны Баженовой. Фото: In Artibus Foundation

Наивысший расцвет брюссельских шпалерных мастерских совпадает с последними годами XV — первой четвертью XVI столетия. Он связан с именами целого ряда крупных мастеров, владельцев мастерских, таких как семья Гебелей, Питер ван Альст, де Паннемакер, ван ден Хекке и другие. Переход от готики к Возрождению в шпалерном ткачестве происходит постепенно и, разумеется, под сильнейшим влиянием итальянских мастеров. В 1515 году Рафаэль и его ученики по заказу папы Льва X написали серию картонов для шпалер «Деяния апостолов». Эти шпалеры предназначались для украшения Сикстинской капеллы и были исполнены в Брюсселе в мастерской Питера ван Альста под наблюдением художника Бернарда ван Орлея. Объемно трактованные фигуры на этих коврах уже не заполняли всю поверхность, а располагались на фоне пейзажей с хорошо переданным пространством. Только широкие бордюры придавали им сходство со стенным ковром.

Шпалеры середины — второй половины XVI века постепенно сближались с живописью, хотя средневековые традиции сохранялись до конца столетия. Значительную часть ассортимента франко-фламандских шпалерных мануфактур составляли панно со сценами охоты, пользовавшиеся у заказчиков неизменным спросом. Очень характерны «Охота на буйвола», происходящая из Брюсселя или Антверпена (Государственный Эрмитаж), и франко-фламандская шпалера «Возвращение с охоты» — продукция, скорее всего, провинциальной мастерской (коллекция Инны Баженовой). Обе шпалеры можно увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS. 

Шерсть, шелк и мастерство

Шпалера «Возвращение с охоты». Фландрия или Франция, вторая половина XVI в. Шерсть, шелк, шпалерное ткачество. Собрание Инны Баженовой. Фото: In Artibus Foundation

К концу XVI века в шпалеру проникают изображения из крестьянской жизни — до этого тема считалась слишком низменной для столь дорогостоящего и трудоемкого вида искусства. Сцена народной «игры в гуся» изображена на ковре из серии «История Гомбо и Масе» (Фландрия, Ауденарде, 1590–1610, из коллекции Инны Баженовой): влюбленные пастух и пастушка, которым посвящена серия, вместе с другими селянами развлекаются на природе.

Слава фламандских шпалер сохранялась и в XVII столетии, хотя в это время появились другие шпалерные центры, способные составить достойную конкуренцию. Огромное влияние на фламандское и вообще европейское шпалерное ткачество оказал Питер Пауль Рубенс, вместе со своей мастерской выполнявший картоны для шпалер. Картоны часто перепродавались на протяжении нескольких десятилетий, поэтому случалось, что с одного и того же в разное время ткали ковры разные мастерские. Рубенс создал собственный стиль в шпалерном ткачестве, для него характерны крупные фигуры, занимающие почти всю поверхность ковра, как будто бы едва умещающиеся в тесных рамках бордюров, а также экспрессия и движение, живописность красок. 

Шерсть, шелк и мастерство

«Ковер из Байё». Фрагмент. Конец XI века. Фото: The Granger Collection, New York / The Granger Collection/TASS

Техника шпалеры

Шпалерами правильно называть безворсовые орнаментированные стенные ковры, на которых изображения созданы в технике самого тканья, а не вышивки. Шпалеры ткутся вручную из шерсти, шелка, золотых и серебряных нитей. На станке натягиваются нити основы — обычно это нецветной лен, как, например, в случае «ковра из Байе». Затем нити основы плотно переплетаются цветными шерстяными или шелковыми нитями. Шпалеры ткут частями, а потом сшивают их между собой (часто отдельные цветовые пятна). Работа идет медленно, на маленьком пространстве, причем мастеру приходится то и дело поворачиваться назад, чтобы справляться с помещенным позади него оригиналом, или вставать, чтобы взглянуть на результат работы, получившийся с лицевой стороны основы. На исполнение одной шпалеры в среднем уходило не менее года, а часто и больше.

Шерсть, шелк и мастерство

Деталь шпалеры из серии «Дама с единорогом». Около 1500 г. Музей Клюни, Париж. Фото: RMN-Grand Palais / Michel Urtado

Мильфлер

Во второй половине XV века появился особый вид шпалер, называемый «мильфлер» (фр. mille fleurs, что буквально можно перевести как «тысяча цветов»). На темном зеленом, синем или красном фоне, по декоративной кайме, обрамляющей шпалеру, рассыпано множество мелких цветочков, букетиков, ягод, часто изображенных с ботанической точностью. Нередко к растениям добавляются мелкие животные. Сюжеты для этих шпалер выбирались самые разнообразные: античные мифы, библейские истории, аллегории, сцены из жизни, литературные мотивы. Самый знаменитый мильфлер — цикл из шести шпалер конца XV века «Дама с единорогом» из парижского Музея Клюни.

Шерсть, шелк и мастерство

Мастерская Уильяма Морриса.  «Поклонение волхвов». Фото: Государственный Эрмитаж

Шпалеры XIX–XX веков в собрании Эрмитажа

Дальнейшую судьбу искусства шпалеры можно проследить на выставке в Эрмитаже, открытой до 12 января 2020 года. Музей впервые показывает коллекцию шпалер XIX–XX веков, представляющих европейское шпалерное ткачество таких направлений, как историзм, модерн и модернизм. Кризис в области шпалерного ткачества рубежа XVIII–XIX веков привел к значительному сокращению объемов производства стенных ковров в Европе. Производители были вынуждены выработать новую форму, которая могла бы успешно вписаться в интерьеры ампира, историзма и последующих стилей. Возрождение шпалеры в XIX веке связывают с именем Уильяма Морриса. В 1860-х годах он открыл в Англии фирму, провозгласившую возврат к ценностям и эстетике средневекового ремесла и отказ от бездушной механистичности эпохи промышленной революции. Фирма Морриса выпускала шпалеры по картонам прерафаэлита Эдварда Берн-Джонса, переработав традиции позднеготических ковров-мильфлеров, сохраняя плоскостность композиции и тонкую декоративность деталей. На выставке в Эрмитаже представлена единственная в России шпалера из мастерской Морриса «Поклонение волхвов», акварельный эскиз к которой создан Берн-Джонсом в 1887 году. Панно было приобретено коллекционером Сергеем Щукиным и до 1917 года находилось в зале Гогена в его доме в Москве.

Фонд IN ARTIBUS, Москва
Шерсть, тканое великолепие. Шпалеры XVI–XVII веков
22 ноября 2019 – 29 февраля 2020

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *