Музеи спорят о том, кто они теперь

Музеи спорят о том, кто они теперь

Музеи спорят о том, кто они теперь

Новое определение понятия «музей» Международный совет музеев (ИКОМ) выставил на голосование на Генеральной ассамблее ИКОМ в Киото 5 сентября. Фото:  Scott Webb / Pexels

Новое определение понятия «музей» Международный совет музеев (ИКОМ) представил 22 июля, в сентябре оно должно было быть выставлено на голосование на Генеральной ассамблее ИКОМ в Киото. Однако 12 августа национальные отделения 24 стран, в число которых вошли Германия, Испания, Италия, Канада, Россия и Франция, а также 5 международных комитетов ИКОМ потребовали отложить голосование по пересмотренному определению музея, чтобы выдвинуть «альтернативное предложение».

В петиции, опубликованной в ответ на новое определение музея, 24 национальных комитета предостерегают, что в случае принятия 7 сентября на Генеральной ассамблее в Киото нового варианта, предполагающего «существенный сдвиг» в понятии, в организации может возникнуть «большой разлад».

На протяжении почти 50 лет ИКОМ придерживался определения, согласно которому музей — это «некоммерческое учреждение», которое занимается «приобретением, хранением, исследованием, популяризацией и экспонированием материального и нематериального наследия человечества и его окружения в целях образования, изучения, а также для удовлетворения духовных потребностей». Однако некоторые представители ИКОМ, в числе которых куратор из Дании Етте Сандал, недовольны старой формулировкой, поскольку, по их мнению, она «не использует язык XXI века» и не отвечает современным требованиям «культурной демократии».

Сандал возглавляла комитет, предложивший новый текст из 100 слов, в котором музеи определяются как «демократизирующие, инклюзивные и полифонические пространства, созданные для критического осмысления и обсуждения прошлого и будущего». Кроме того, в предложенном определении есть такие слова: «Отвечая на текущие конфликты и вызовы времени, музеи сохраняют для общества эталонные артефакты и экземпляры, оберегают и передают следующим поколениям историческую память и обеспечивают равные права и равный доступ к культурному наследию для всех людей». Их работа «основана на принципах партиципации и прозрачности и строится вокруг активного сотрудничества с различными сообществами», «во имя человеческого достоинства, социальной справедливости, глобального равенства и благополучия в масштабах планеты».

Жюльет Рауль-Дюваль, возглавляющая французское отделение ИКОМ, одной из первых осудила новое определение, назвав его «идеологическим» манифестом, который «опубликовали, не посоветовавшись» с национальными отделениями. «Сперва я даже подумал, что это шутка», — говорит основатель онлайн-журнала Tribune de l’art Дидье Рикнер. По его мнению, текст написан на оруэлловском новоязе, в котором «произведения искусства» заменены на «артефакты» и «экземпляры». «Определение должно подчеркивать важность особых функций музея и его отношений с материальным и нематериальным наследием, которые и выделяют его в ряду других культурных институций», — настаивают национальные отделения, обратившиеся с требованием отложить голосование. Они критикуют «политизированный тон» документа Сандал.

Бывший директор ИКОМ и один из создателей концепции «новой музеологии» в 1970-е годы Юг де Варин признает, что его удивило «чрезмерно раздутое многословие» этой «идеологической преамбулы», по сути не отличающей музей от культурного центра, библиотеки или лаборатории.

Возникший конфликт можно интерпретировать как столкновение старой гвардии с молодым поколением или спор приверженцев латинской традиции со сторонниками англосаксонского движения к более «инклюзивной» модели. Но профессор Университета Париж III (Новая Сорбонна) и председатель Международного комитета по музеологии Франсуа Мэресс уверен, что на самом деле проблема глубже. В июне он вышел из комитета Сандал, заявив, что предложенные варианты «не отражают содержание дискуссий, которые велись в прошедшие два года».

«Определение — это простое и точное высказывание, характеризующее предмет, а в данном случае мы имеем дело не с определением, а с утверждением модных ценностей, чересчур сложным и отчасти ошибочным, — говорит он. — Большинству музеев Франции, начиная с Лувра, было бы трудно соответствовать этому определению и идентифицировать себя как „полифонические пространства“. Последствия могут оказаться весьма серьезными. Формулировку ИКОМ могут включить в национальное или международное законодательство, а профессиональный юрист ни в коем случае не создал бы подобный текст».

Мэресс добавляет, что предложенное определение «не учитывает огромное разнообразие музеев». «Навязывание одного музейного типа может привести к катастрофическим последствиям. Кроме того, если голосование нарушит консенсус, исторически царивший в ИКОМ, это сильно ослабит организацию», — считает он.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *