Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Марина Лошак. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Каков замысел выставки «Сергей Щукин. Биография коллекции»? 

У выставки есть начало, завязка, кульминация — она устроена по принципам классического романа. Это выставка большого формата, занимающая почти половину музея, что бывает редко. Нам важны эмоции, которые возникают в разных точках нашего рассказа. Например, пока зритель поднимается по главной лестнице, он уже видит «Танец» Матисса в Белом зале. А поднявшись, замечает вдали, на противоположной стене, «иконостас» из картин Гогена. Эта ось должна сразу поразить зрителя, показать свободную душу коллекционера Сергея Щукина, его способность нарушать все правила. 

Далее следует сама история, биография собирателя и его коллекции, и мы начинаем ее, как и положено, с семьи. С трех его братьев — у каждого свой зал и свой образ.

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Анри Матисс. «Танец». Фото: Государственный Эрмитаж

Чем отличались братья Щукины?

Петр Щукин был невероятно страстным коллекционером и любителем всего прекрасного. К его дому чуть ли не ежедневно прибывали подводы с вещами, которые он скупал; он построил собственный музей и царил над этими сокровищами. Впоследствии передал 200 тыс. предметов в создававшийся Исторический музей, став, таким образом, одним из его основателей.

У Дмитрия Щукина совсем другой образ. Он собирал западноевропейское искусство очень высокого класса: Кранаха, ван Дейка, Вермеера (который, к сожалению, теперь не в России), раннего Рембрандта (сейчас в Рейксмузеуме в Амстердаме). Часть работ была подарена им Румянцевскому музею, еще часть после революции была передана в Музей старого западного искусства, где он был директором, и потом послужила основой коллекции старых мастеров нашего музея.

Третьего брата, Ивана Щукина, можно сравнить с Иваном Карамазовым. Иван Щукин был западником, жил в Париже, водил знакомство со всеми маршанами, покупал импрессионистов. И открыл их Сергею Щукину, сведя брата со знаменитым галеристом Дюран-Рюэлем. Позже Иван увлекся старым испанским искусством, которое тогда еще не очень хорошо знали и мало ценили (Гойю и Эль Греко по-настоящему открыли только в начале ХХ века). Он собрал огромную коллекцию работ старых мастеров, которые все оказались фальшивками, кроме пары вещей. Дела его пошли из рук вон плохо, он занимался дилерством и покончил с собой от безысходности. Все вещи из его дома были распроданы на парижском аукционе Drouot. В почти пустом зале мы видим два каталога этих торгов и три произведения, которые характеризуют вкусы Ивана. Это подлинный Эль Греко из его коллекции (картина привезена из Будапешта), портрет кисти Эдуарда Мане из коллекции Сергея Щукина (единственная работа Мане в его собрании, появившаяся, скорее всего, с подачи Ивана, поскольку сам Сергей работ этого художника не покупал) и портрет Ивана Щукина кисти испанца Игнасио Сулоаги. Так создается очень аскетичный и драматичный образ человека, без которого не было бы коллекции Сергея Щукина.

Далее выставка следует за увлечениями главного героя, Сергея Щукина, его страстными влюбленностями: сначала в импрессионистов во главе с Клодом Моне, потом в Сезанна, в Гогена, и наконец мы видим Матисса, Пикассо и Дерена. 

Финальная точка, которой все завершается, — это стоящий одинокий Сергей Щукин (на портрете Ксана Крона) и документы, рассказывающие нам о драматичном завершении его жизни. Все это складывается в объемную, чувственную историю, в которой много эмоций, где не раз возникает желание охнуть.

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Поль Гоген. «А, ты ревнуешь?». 1892. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Расскажите, почему в экспозиции появились образцы ситцев.

Это часть истории семьи. Все братья, как мы знаем, были текстильными магнатами, поэтому мотивы ситцев того времени использованы в оформлении выставки. В каждом зале, помимо произведений искусства, располагаются витрины, своей формой напоминающие киоты. В них на фонах из набивных ситцев представлены документы из нашего архива, фотографии, письма, которые говорят о жизни братьев.

По архивным фотографиям известно, как располагались картины в особняке Сергея Щукина в Большом Знаменском переулке. Вы им следовали?

Нет, вообще не следовали. Поймите, работ так много, что мы даже не смогли вместить все, чем располагаем. Мы не делали реконструкцию, да и не стремились к этому. И даже выстраивая «иконостас» Гогена, делали это по-своему. Сам Сергей Щукин постоянно менял развеску. Нам важнее всего было создать образ, найти формулу, интерпретировать все то главное, что было в этих коллекциях и в судьбах собирателей.

Какие отзывы вы слышите от ваших посетителей об этой выставке и сколько человек ее уже увидели?

Я хотела бы сказать, что эта выставка вызвала невероятные эмоции у всех наших посетителей, повлекла за собой много мнений разного свойства. Нет человека, который не был бы впечатлен и задет историей семьи Щукиных. Множество посетителей восхищены и признательны. Многие хотели бы увидеть эту выставку в другой интерпретации и активно комментируют ее возможности. Но градус эмоционального накала очень велик. Мы признательны всем нашим гостям за неравнодушие их реакции. На данный момент выставку посетило 250 тыс. человек. 

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Винсент ван Гог. «Портрет доктора Рея». 1889. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Президент России Владимир Путин в ходе прямой линии поручил Минобороны проработать вопрос о создания музея Сергея Щукина в принадлежащем ведомству здании в Знаменском переулке. Вы ведь и прежде пытались с ними договориться?

Такие попытки предпринимаются на протяжении последних лет, но они не продвинули нас ни на один сантиметр. Просто мы решили, что выставка — достойный повод, чтобы еще раз поднять этот вопрос.

Сейчас особняк — закрытый режимный объект. Но вы там бывали?

Нет, я побывала там через десять дней после того, как задала вопрос нашему президенту о возможности вернуть особняк в культурное поле. Наступил момент, когда вместе с представителем Министерства культуры я была приглашена туда для обсуждения этой возможности. Очень надеюсь, что наша мечта вернуть в дом Сергея Ивановича Щукина искусство осуществится. Хочу добавить, что в 1993 году его посетили Ирина Александровна Антонова, Александра Андреевна Демская и Наталья Юрьевна Семенова.

У кого возникла идея того, чтобы коллекцию Сергея Щукина, равно как и коллекцию Ивана Морозова, обе разделенные между ГМИИ и Эрмитажем, вновь соединить по принципу прежнего владения и показать на родине?

Мы инициировали. После выставки в Фонде Louis Vuitton (осенью 2016 года в Париже открылась выставка «Шедевры нового искусства. Коллекция Щукина», объединившая работы из ГМИИ им. А.С.Пушкина и Государственного Эрмитажа, ставшая лидером музейной посещаемости в мире и получившая премию нашей газеты. — TANR), мне кажется, не было другого пути. Это неуважение к себе — если ты показываешь такие шедевры вне России, а твои соотечественники их не видят. У нас с Михаилом Пиотровским не было другого пути, мы решили, что будем делать эту выставку. И получили все, о чем просили.

А что вы в ответ выдали Эрмитажу из коллекции Ивана Морозова на выставку, которая сейчас идет в Петербурге?

В Эрмитаж мы отправили первоклассные образцы из коллекции Морозова, просто лучшие. Мы получили «Танец» Матисса, а они — «Девочку на шаре» Пикассо. Эта картина почти не покидает стены музея, как и «Танец». Важно было зарыть топор давней войны между нашими музеями. Мы вступили на этот неизбежный путь обмена произведениями, и он единственно правильный. 

В результате у нас получается «сонет» связанных между собою выставок. Коллекция Щукина вначале была показана во Франции, на родине художников, работы которых он собирал. Сейчас произведения из коллекции Сергея Щукина — в Москве, а собрание Ивана Морозова — в Петербурге, в Эрмитаже. В будущем году большая выставка коллекции Морозова будет в Париже, в Фонде Louis Vuitton, потом Морозов — у нас, уже наша версия, а в 2022 году Щукин в Эрмитаже завершит этот «венок». 

И очень нужно дать возможность нашим соотечественникам не только в Москве и Петербурге видеть эти шедевры. Государству стоит подумать об этом и взять на себя затраты по организации выставок в регионах. Это должно быть частью государственной политики.

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Герхард Рихтер. «Сирень». 1982. Фото: Courtesy Antony Meier Fine Arts, San Francisco and Gerhard Richter

Кто придумывал сложную идею и планировал застройку выставки?

У нас кураторская группа из 15 человек, которой я руковожу. Андре-Марк Делок-Фурко, внук Сергея Щукина — сокуратор, очень активно работавший над выставкой вместе со своей женой Кристиной. Его присутствие придает выставке дополнительный, сакральный смысл. Важную работу сделали дизайнеры Кирилл Асс и Надя Корбут.

Очень много наших коллег было задействовано. Кроме Эрмитажа с нами работал Государственный исторический музей. Я говорила с Алексеем Левыкиным, директором ГИМа: «Мне кажется, вам надо поднапрячься, потому что это ваш герой. Ваш Петр должен быть не хуже нашего Дмитрия». И мы получили от них больше сотни потрясающих вещей. Мы не могли бы нарисовать фигуру Петра без этого, нам хотелось передать атмосферу его дома, где не было ни одного свободного сантиметра от вещей, самых разных: тканей, прикладного искусства, иранских гравюр, потрясающих ваз, древнего оружия, антиков — все это очень плотно перемешано. Музей Востока, в котором тоже нашлись вещи для экспозиций залов Петра и Сергея, Музеи Кремля, также давшие экспонаты для зала Петра, — наши важные партнеры.

А финансово кто вам помог в этом проекте?

Это Сбербанк, генеральный спонсор проекта, а также стратегический спонсор, новый и очень интересный для нас, Трансмашхолдинг, серьезная компания национального масштаба, которая представлена в регионах. Город взял на себя бесплатное брендирование выставки как главного культурного события Москвы. Наши плакаты повсюду: это и аэропорты, и железнодорожные вокзалы, такси, поезда «Сапсан», недавно запущен щукинский поезд в метро — весь город работает на Щукина!

Марина Лошак: «Выставка Щукиных устроена по канонам классического романа»

Жан-Мишель Баскиа. Grillo. 1984. Фото: Estate of Jean-Michel Basquiat Licensed by Artestar, New York/ Fondation Louis Vuitton / Marc Domage

Личность коллекционера стала главной не только для выставки Щукина, но и для одновременно проходящей в вашем музее выставки современного искусства из парижского Фонда Louis Vuitton.

Безусловно, мы специально сделали выставки «Сергей Щукин. Биография коллекции» и «Коллекция Fondation Louis Vuitton. Избранное» парными. Сегодня тоже есть институции, где коллекционер — в данном случае это основатель фонда Бернар Арно — идет своим путем и собирает современное ему искусство, таким образом помогая его развитию, и делает это системно и разнообразно.

Все 65 произведений из собрания фонда топовые. К каким-то из них у вас есть личные пристрастия?

Как только вы входите и видите скульптуру Джакометти и лучшее полотно Ива Кляйна, на мой взгляд, дальше можно не идти. Они действуют совершенно фантастически. Но есть и другие потрясающие вещи, очень сильные: работы Зигмара Польке, изумительная видеоинсталляция Кристиана Болтански на весь зал, Баскиа лучший, Герхард Рихтер, Марина Абрамович… Каждое из этих произведений — достаточный повод прийти на выставку. 

Сергей Щукин. Биография коллекции
До 15 сентября 

Коллекция Fondation Louis Vuitton. Избранное
До 29 сентября

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *