«Новый Израиль»: как «живой бог» из воронежской губернии создал секту в Уругвае

«Новый Израиль»: как «живой бог» из воронежской губернии создал секту в Уругвае

Вначале XIX в России образовалось движение ортодоксальных духовных христиан, которое называлась «Старый Израиль». Количество «староизроильтян» доходило до 500 тысяч человек. Они считали себя избранным народом, имели мягкие запреты на постничество и принимали институт брака. В 1981 году 22-летний мещанин из воронежской губернии Василий Семенович Лубков объявляет себя «живым богом» и «царем 21-го века», он реорганизует старое движение и образовывает секту под названием «Новый Израиль».

«Новоизраильтяне» были уверены, что их спаситель способен излечить человека или навести на него порчу. Своих приближенных «мессия» называл апостолами, призывал отказаться от православия, крещения и молитвы перед иконой. Для спокойной жизни и служению Богу, Лубков решает перевести свой «народ» на новое место. С Канадой и США у лубковцев не вышло, а Уругвай, нуждавшийся в рабочих руках, согласился принять русских переселенцев.

Прибытие на «землю обетованную»

В мае 1913 года 300 семей «новоизраильтян» во главе с Лубковым прибыли в Уругвай. После трехмесячного карантина и бумажного оформления, русских переселенцев на двух пароходах перевезли на арендованные для них земли в 300 километрах от столицы Монтевидо. Назвали колонию Сан-Хавьер в честь погибшего сына хозяина, арендованного русскими участка, и в ней проживало 2 тысячи человек.

На новое место жительства сектанты прибыли в июле, разгар зимы, в Южном полушарии. Постоянно лил холодный дождь, русские жили в землянках и тростниковых хижинах, питались лепешками из кукурузной муки. Многие страдали от укусов малярийных комаров. Жизнь в уругвайской глуши и незнание переселенцами языка позволило Лубкову установить над колонией тотальный контроль. «Мессия» ввел круговую ответственность, а несогласных выселял за пределы общины.

Жизнь колонии Сан-Хавьер

«Лубковцы» занимались сельским хозяйством и жили тем, что заработают своими руками. За полевыми работами сектанты не забывали в праздничные и воскресные дни собираться на проповеди своего «царя-мессии» и его «апостолов». Женщины колонии носили платки, а всем ее обитателям запрещалось упоминать имя «дьявол», считалось, что так человек призывает его.

Местные жители долго смеялись и говорили, что сумасшедшие русские засадили свои поля цветами. На самом деле это был подсолнечник, не знакомый уругвайцам. Постепенно благосостояние общины росло – покупалась скотина, техника, строились крепкие дома, развивалась инфраструктура колонии.

«Новоизраильтяне» после Гражданской войны в России

К победе большевиков «лубковцы» отнеслись по-разному. Часть радовались свержению православия, кто-то видел в коммунистах новую угрозу, а многим было все равно. В 1926 году в общине произошел раскол. Большинство переселенце не принимали власти своего «царя» и вышли из под его контроля. В этом же году Василий Лубков собирает особо верных приверженцев и возвращается в СССР.

Оказывается, уругвайские власти завели на главу «новоизраильтян» уголовное дело за домогательства.

К 1930 году поселение уже не напоминала секту. Многие русские выучили испанский язык, воспитывали детей в светской манере и стали прихожанами Русской православной церкви за рубежом.

Переселенцы в период «Холодной войны»

В 1961 году, когда Хрущев объявил о массовой репатриации русских, часть жителей Сан-Хавьера вернулись на Родину, где их поселили на Юге России. Те, кто остался в Уругвае оказались под прессом захвативших страну военных. В каждом колонисте власть видела скрытого коммуниста и агента КГБ. Разговаривать на русском стало опасно, поэтому все поселенцы перешли на испанский язык.

[irp]

Особенно тяжело стало после 1973 года, с установлением в Уругвае военной диктатуры. В Сан-Хавьере сжигались русские книги, был закрыт культурный центр, происходили репрессии против местного населения. В 1984 году военные арестовали и до смерти запытали русского сельского врача Владимира Рослика.

Судьба Василия Лубкова

Оказавшись в СССР Лубков, его апостолы и ближайшие соратники осели в Ростовской области в селе Красный Октябрь на берегах реки Маныч. С 1933 по 1938 года лубквоцы, как сектанты подверглись репрессиям, однако следы их деятельности прослеживались вплоть до середины 50-годов ХХ века. Как сложилась жизнь самого «царя» и «мессии» не известно.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *